Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

37

                                                    Лось

        Кукла, белоснежная лайка, нашла в чернолесье лося.

        Гончие сразу подвалили к  ней  и,  когда мы  выскочили на  поляну,  уже обложили лося кругом, заливались, хрипели, исходили яростью.

        Наклонив голову к  земле,  он мрачно глядел на собак и вдруг выбрасывал вперед ногу - страшное живое копье.

        Один удар пришелся в березку - она рухнула, как срубленная топором.

        Мы с Булыгой долго бегали вокруг, ругались, трубили в рога, но никак не могли оторвать собак от лося.

        Этого лося хорошо знают деревенские жители.  Они  боятся его,  считают, что он "хулиган",  "архаровец". Когда-то он будто погнался за молодой бабой, нападал на коров,  приходил много раз в деревню и подолгу стоял у Миронихина дома. Чуть ли не спрашивал: "А где Мирониха?"

        Один раз он и меня сильно перепугал.

        Затаившись,  ждал  я  на  лесном  болоте уток,  когда  вдруг  услышал в орешнике треск сучьев и тяжелое дыхание "архаровца".

        Багровый на  закате,  огромный,  ободранный,  тонконогий,  он  вышел на поляну и стал в десяти шагах, глядя на меня.

        Я  поглубже ушел в  елку,  а  он  все глядел на меня,  раздувая ноздри, шевеля тяжелой губой. Черт его знает, о чем он думал.

                                                                    Листья

        К утру иногда затихнет, но к вечеру снова расходится и свистит, шастает по деревьям, швыряется листьями надоедливый листобой.

        Березки на  опушке давно уже  сдались ему;  без листьев сразу стали они сиротливыми, растерянно стоят в пожухлой траве.

        А осины совсем омертвели. Вытянув крючья веток, они ловят чужие листья, как будто никогда не имели своих.

        Я  поднял  осиновый лист.  Обожженный бабьим  летом,  лист  горел,  как неведомая раковина.  Огненный в  центре,  он  угасал  к  краям,  оканчивался траурной каймой.

        В  глубине  леса  нашел  я  клены.  Защищенные елками,  неторопливо,  с достоинством роняли они листья.

        Один  за  другим  я  рассматривал битые  кленовые листья  -  багряные с охристыми разводами,  лимонные с  кровяными прожилками,  кирпичные с крапом, рассеянным четко, как у божьей коровки.

        Клен  -  единственное дерево,  из  листьев  которого составляют букеты. Прихотливые,  звездчатые,  они  еще  и  разукрасились  таким  фантастическим рисунком, какого никогда не придумает человек.

        Рисунок на листьях клена -  след бесконечных летних восходов и закатов. Я давно замечаю: если лето бывало дождливым, малосолнечным, осенний кленовый лист не такой молодец.

                                                        Кувшин с листобоем

        Сырой землей, опятами, дымом с картофельных полей пахнет листобой.

        На речном обрыве,  где ветер особенно силен,  я подставил под его струю красный  глиняный  кувшин,  набрал  побольше  листобоя  и  закупорил  кувшин деревянной пробкой, залил ее воском.

        Зимним вечером в  Серебряническом переулке соберутся друзья.  Я достану капусту,  квашенную с  калиной,  чистодорские рыжики.  Потом принесу кувшин, вытащу пробку.

        Друзья  станут  разглядывать кувшин,  хлопать по  его  звонким бокам  и удивляться,  почему он пустой.  А в комнате запахнет сырой землей,  сладкими опятами и дымом с картофельных полей.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту