Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

у крыльца сирень и рябину.

        Справа - сирень, слева - рябину, а сам посередке сяду.

          ПЫЛШЫКЫ

        - Пылшыкы пришли, - сказала Орехьевна.

        - Кто? - не понял я.

        - Ты что, оглох, что ли? Пылшыкы.

        "Что за жуть такая? Что за пылшыкы?" - подумал я и выглянул в окно.

        По  деревне шли  два  здоровенных мужика в  телогрейках,  перепоясанных веревками, за которыми торчало по топору. Один нес на плече двуручную пилу.

        - Эй, матки-хозяйки, - сипло покрикивали они, - кому попилить-поколоть?

        - Спасибо,    батюшки  пылшыкы-колшыкы,    -    отвечали  хозяйки,  -  все попилено-поколено.

        - Сейчас весна, - говорили другие, - на лето много ли надо дров? Осенью приходите.

        - Жалко пылшыков,  -  сказала Орехьевна. - Работы нету. Ладно, пускай у нас пилят.  А  я  им  картошки наварю.  Будете за  картошку пилить,  батюшки пылшыкы?

        - За картошку попилим, за капусту поколем, - торговались пильщики.

        Полдня возились они и ладно работали, попилили-покололи у Орехьевны все дрова. Сели картошку есть с квашеной капустой.

        - Я уж вам капусту постным маслом полью, - хвалилась Орехьевна.

        Долго  ели  пильщики,  а  потом  полезли на  сарай  и  легли  на  крыше передохнуть.

        - Пылшыкы на крыше спят!  Пылшыкы на крыше спят!  -  кричали ребятишки, бегая под сараем.

        - Эй, пылшыкы! - кричали им прохожие. - Вы чего это на крыше спите?

        Пильщики не отвечали. Им, видно, с крыши не было слышно.

        - Пригрелись на солнышке -  вот и спят,  - отвечала Орехьевна. - Сейчас весна, самое время на крыше спать, на земле-то - сыро.

        - Да ты бы их в доме положила.

        - Вот еще! Может, им и перину вспучить?!

        Отдохнули пильщики и пошли в другую деревню пилить-колоть, а я полез на крышу, на их место.

        Хорошо,  тепло было на крыше.  Пахло старыми сухими досками и почему-то медом.

        "Да, - думал я, задремывая, - не дураки были пильщики. Наелись картошки - и на крышу!"

          ШАТАЛО

        Пошла по воду Орехьевна, но тут же воротилась.

        Грохнула в угол коромыслом, брякнула пустыми ведрами.

        - Ну, аньдел мой, сам иди!

        - Что такое?

        - Он опять сидит.

        - Кто?

        - Шатало черное.

        - Ну и что? Сидит, никого не трогает.

        - Ну  да!  Не трогает!  Я  только к  колодцу,  а  он передо мной дорогу перебежал.

        Я взял ведра и пошел к журавлю-колодцу.

        В  белой рубашоночке,  которая сияла из-под  черного костюма,  Шатало и впрямь сидело на дороге.

        Заприметив меня,  Шатало выгнуло дугой  спину,  томительно потянулось и сказало: "Мррру я, мррру..."

        - Врешь - не умрешь, - сказал я, - сиди спокойно, дай воды набрать.

        "О,  мррру  я..."  -  ответило Шатало  и,  лениво  поднявшись с  места, пересекло дорогу перед моим носом.

        Волей-неволей я остановился -  переходить Шаталью тропу не хотелось.  С другой стороны улицы Шатало внимательно глядело, что я буду делать.

        - Плевать я на тебя хотел, - сказал я, - не верю в кошачьи приметы.

        И я пересек невидимый путь Шаталы и пошел к журавлю-колодцу.  А колодец у нас и вправду чистый журавель. Так всегда наклонится, что достанет носом в самую середину земли. И всегда принесет воды чистой, сладкой, средиземной.

        Повесил

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту