Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

Всю зиму старается солнце растопить снег, да ничего не выходит.

        Как-то вечером шел я по лесной дороге,  смотрел,  как сверкает снег под последними солнечными лучами, и вдруг понял, что солнце вовсе и не старается растопить снег.  Оно ласкает снег утром багряными, днем лимонными, а вечером лучами цвета ягоды морошки.

        Ласкает его, балует. Ладно уж, полежи, брат, полежи в лесах до весны.

          ЧЕРНОЕЛЬНИК

        Скрытые от глаз, в глубине леса прячутся черные елки.

        Если случайный человек забредет в  черноельник,  он и не заметит,  куда попал. Вроде бы все елки зеленые, а они-то - черны.

        Точно так  получается и  с  березами.  Люди давно привыкли,  что березы белы, и не замечают, что среди них много розовых.

        Глубокой зимою,  в оттепель,  наткнулся я на черные елки. Ветки их были завалены снегом,  и  я не сразу понял,  что они черны.  И вдруг увидел,  как зияет под снежными шапками странная чернота.

        Стало как-то не по себе.

        Я и раньше слыхал про черные елки, но думал, это так - болтовня.

        Огляделся.

        Черных елок было немного.  Они стояли поодаль друг от друга и  все-таки окружали меня кольцом. Тут стало совсем неприятно, что елки кольцом, а я - в середине.

        "Окружают, - подумал я. - Сейчас двинутся, и мне - конец".

        Но елки не двигались.  И  ничто не двигалось,  не шевелилось в глубоком зимнем лесу.

        Тронул я  черную ветку,  и  тут же обрушилась на меня с макушки снежная лавина, завалила снегом, снег набился за воротник.

        - Ладно, ладно, - сказал я. - Не буду я вас трогать, не буду.

        В руке у меня остались три еловых иголочки.  Они были черные как уголь, а пахло от них обычной зеленой смолой. Я спрятал их в спичечный коробок.

        Присел на пенек, посидел, посмотрел.

        Лес был завален снегом, но здесь, в черноельнике, было особенно глухо и темно.  Совсем мало дневного света проникало в эту глухомань, а елки вбирали в себя свет, прятали под ветки, прижимали к стволам.

        - Ну вот,  - сказал я Орехьевне, вернувшись домой. - Видел черные елки. Три еловых иголочки принес.

        - А Дедку-то видел?

        - Какого Дедку?

        - Ну  как  же.  Там,  в  глубине леса,  стоят  кольцом черные  елки,  а посредине Черный Дедко  сидит.  Там  прячутся самые черные силы,  таятся под елочками. Как же ты Дедку-то не видел?

        - И не знаю как.

        - Да ты вспомни. На пенечке не Дедко ли сидел?

        - На пенечке я сам сидел.

        - Ну-ну,  -  сказала Орехьевна и внимательно оглядела меня,  - ты вроде пока не дедко. Только глаз у тебя темноват. Смотри уж - не сглазь никого.

        - Да что ты, что ты, - заволновался я. - Не буду.

        - Тогда брось эти иголки в огонь.

        Я достал черные еловые иголочки и бросил их в печку.

        Они скрючились, вспыхнули и сгорели.

          ВОРОНА

        Вороны вообще-то очень умные птицы.

        Идешь,  к примеру,  без ружья и всегда подойдешь к вороне близко,  а уж если идешь с ружьем - до вороны никогда не дойдешь.

        А  тут у  нас вдруг одна глупая ворона объявилась.  С  чем угодно к ней подойдешь - хоть с ружьем, хоть с пушкой.

        Но вообще-то к  ней особенно и  подходить никто не собирался.  Все люди заняты, у всех заботы - не до ворон.

        И  тогда эта глупая

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту