Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

9

ворона сама надумала к людям подходить.  Подойдет к трактору и  смотрит,  как тракторист гайки крутит.  Или подлетит к магазину, сядет на крылечко и глядит: кто чего в сумке несет - кто хлеб, а кто постное масло.

        И  особенно  ворона  привязалась  к  одной  нашей  деревенской  бабе  - Кольки-механизатора жене.  Куда она идет -  туда и  ворона летит.  И уж если увидишь  -    глупая  ворона  крутится,    значит,    здесь    где-то    рядом  и Кольки-механизатора жена.

        Ребятишки, конечно, веселятся, да и взрослые дразнятся:

        - Эй, привет! Воронья невеста!

        - Да не воронья я невеста, а Кольки-механизатора жена!

        Вот однажды пошла жена Колькина на колодец. Набрала воды, оглянулась, а ворона рядом на  снегу сидит,  глядит на  нее вороньим глазом.  Тут жена эта схватила ведро и окатила ворону с головы до ног.  Обиделась ворона. Сидит на снегу мокрехонька, глядит вслед глупой бабе.

        Тут все в  деревне напугались:  замерзнет ворона.  А  ворона залетела в магазин,  уселась там на прилавке,  обсохла кое-как.  А потом снова полетела Кольки-механизатора жену искать.

        - Да что же это такое!  -  сказал я.  - Чего она к ней привязалась? Ну, привязалась бы ко мне. Я бы ее водой не обливал, я бы ей хлеба накрошил.

        - И  ничего особенного тут нет,  -  сказала Орехьевна.  -  У  Кольки-то механизатора жены по две серьги в каждом ухе.  Да и на шее побрякушки висят. Вороне нравится,  как они блистают,  летает за ней,  побрякушку хочет. Вот и отдала бы вороне серьгу, небось не обедняла бы.

        Не знаю уж,  правильно сказала Орехьевна или нет.  Но только если б  за мной ворона летала,  если б  меня любила,  я  бы  ей  крошки хлебные сыпал и побрякушки дарил, а водой бы никогда не обливал. Но не меня полюбила ворона. Полюбила она  жену Кольки-механизатора.  Вот все-таки какая глупая бывает на свете любовь!

          ЗАЯЧЬИ ТРОПЫ

        Да что это такое! Куда ни пойдешь - всюду заячьи следы.

        А в саду не то что следы -  настоящие тропы натоптали беляки между груш и яблонь.

        Стал я считать по следам, сколько зайцев приходило ночью в сад.

        Получилось одиннадцать.

        Обидно мне стало - всю ночь спал как убитый, а зайцы мне и не снились.

        Надел я валенки и пошел в лес.

        А  в  лесу заячьи тропы превратились в  дороги,  прямо какие-то  заячьи шоссе.  Видно,  ночью беляки да русаки табунами тут ходили,  в темноте лбами сталкивались. А сейчас ни одного не видно - снег, следы, солнце.

        Наконец заметил я  одного беляка.  Он  спал в  корнях поваленной осины, выставив из-под снега черное ухо.

        Я подошел поближе и говорю тихонько:

        - Эй, вы!

        Ухо черное высунулось еще немного, а за ним и другое ухо - белое.

        Это  другое ухо  -  белое -  слушало спокойно,  а  вот черное все время шевелилось,  недоверчиво склоняясь в  разные стороны.  Как  видно,  оно было главней.

        Я  шмыгнул носом -  и ухо черное подпрыгнуло,  и весь заяц вышел из-под снега.

        Не глядя на меня, он боком-боком побежал в сторону, и только ухо черное беспокойно оглядывалось -  что  я  там  делаю?  Спокойно ли  стою?  Или бегу следом?

        Все быстрей бежал заяц и уже несся стремглав, перепрыгивая сугробы.

        Ухо его черное замелькало среди

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту