Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

10

березовых стволов.

        А я смеялся, глядя, как мелькает оно, хотя уже и не мог разобрать - ухо это заячье или черная полоска на березе.

          ПРОРУБЬ

        Как только встал на реке крепкий лед, я прорубил в нем пешнею прорубь.

        Круглое окно получилось во льду,  а через окно, сквозь лед, выглядывала черная живая вода.

        Я ходил к проруби за водой - чай кипятить, баню топить - и следил, чтоб не зарастала прорубь,  расколачивал ледок,  выросший за ночь, открывал живую речную воду.

        Соседка  наша,  Ксеня,  часто  ходила  к  проруби  белье  полоскать,  а Орехьевна ругалась на нее через стекло:

        - Ну кто так полощет?!  Тыр-пыр -  и в таз! Нет, не умеют нынешние бабы белье полоскать.  Ты полощи подольше, не торопись. К телевизору-то поспеешь! Вот я,  бывало,  раньше полоскала. Личико у меня от мороза - красное, руки - синие,  а  уж белье-то -  беленькое.  А  теперь все к  телевизору торопятся. Тыр-пыр - и в таз!

        Как-то раз пошла вместе с Ксеней на речку дочка ее маленькая Наташка.

        Пока мать полоскала,  Наташка стояла в сторонке,  а к проруби подходить боялась.

        - Подойди, не бойся, - говорила мать.

        - Не... не пойду... там кто-то есть.

        - Да нету никого... кто тут есть?

        - Не знаю кто. А только вдруг выскочит да и утащит под лед.

        Отполоскали соседки свои простыни и рубашки, пошли домой, и Наташка все оглядывалась на прорубь: не вылезет ли кто?

        Я  подошел к  проруби поглядеть,  чего она там боялась,  не  сидит ли и вправду кто-нибудь подо льдом.

        Заглянул в черную воду и увидел в воде два тусклых зеленых глаза.

        Щука придонная подошла к  проруби подышать зимним,  звонким,  свободным воздухом.

          ШАПКА ДЯДИ ПАНТЕЛЕЯ

        Всю зиму прожили вороны в грачиных гнездах.

        А  весной вернулись грачи.  Тут-то и  начался на старых березах крик да грай.

        - Прочь! - кричали грачи.

        - Это мы строили! - врали вороны.

        В одном месте,  над старым кладбищем,  случился настоящий бой. Вороны и грачи сталкивались в воздухе - перья прочь!

        - Правы грачи,  -  ворчал дядя Пантелей.  - Вороны - воры. Вон как она, жизнь,  устроена.  Один -  строил,  другой - живет. Я - за грачей! Они любят свои старые гнезда.  Вот я,  например.  Дай мне новую шапку -  ни  за что не возьму.  Я  к  своей старой шапке привык.  Так и  грачи:  Подавай им  старое гнездо.

        - Верно говоришь, Пантелеюшко, верно, - согласилась Орехьевна. - Только у тебя шапка и вправду на воронье гнездо похожа. Пора бы уж сменить.

        - Ни за что!  - кричал дядя Пантелей. - У меня новых шапок два сундука! Дети и внуки из города привозят.  А на кой мне новая шапка? Да мне моя шапка дороже,  чем гнездо грачу!  Я  в этой шапке сорок лет торчу!  Я ее на голове сорок лет верчу!

          ДОЖДЬ В МАРТЕ

        Всю ночь держался мороз.  За крыши держался,  покрытые снегом, цеплялся за сосульки, да не удержался. Сорвался с крыши, укатился в северные овраги.

        И сразу потекло все кругом -  потекли сосульки, поползли с крыш снежные шапки. Появилась оттепель.

        В поле снег пока не поплыл, но вздрогнул и вздохнул. А в лесах закапали с елок мутные капли - настала мартовская капель.

        Только облака мартовские,  еще  серо-снежные,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту