Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

12

Грачи походили по  дороге и  полетели к  березам,  где  остались у  них прошлогодние гнезда.

        Не знаю: почему это грачи так любят березы? Наверное, тянет их, черных, светлая кора.  И ведь не только грачей тянет к березам. А иволги-то? А чижи? Да и меня-то самого тоже тянет к березам.

        Заведу-ка я себе ручного грача и назову его - Герасим.

          СОЛОВЬИ

        В тумане ольховый лес.

        Глухо в лесу, тихо.

        А я бегу - боюсь опоздать на утренний клев.

        "Тии-вить, - слышится слева, - тии-вить".

        "Почин! - думаю я на бегу. - Ну сейчас начнется!"

        "Пуль,

                  пуль,

                          пуль,

                                  пуль,

                                          пуль!"

        Пулькает! Здорово пулькает!

        "Клы,

                клы,

                      клы,

                            клы,

                                  клы!"

        Клыкает! Во как клыкает!

        "Плен,

                  плен,

                          плен,

                                  плен,

                                          плен!"

        Пленкает! Неплохо пленкает! Умеет!

        Некогда мне, некогда, я бегу - боюсь опоздать на утренний клев.

        Когда я  пробегаю мимо  певца,  который спрятался в  средине ольхи,  он замолкает на миг, но тут же начинает разгоняться: "Тии-вить".

        И летят мне вдогонку соловьиные колена и кольца:

        пульканье,

                          клыканье,

                                          пленьканье,

        дробь,

                  раскат,

                              колокольца,

        летний громок

                      и юлиная стукотня.

        А я бегу, бегу - не опоздать бы на утренний клев.

        А впереди уж встречает новый соловей.

        Быстро приближаюсь к  нему  и  слышу затихающего певца сзади и  нового, свежего, сочного, - впереди.

        Да что же это - голова кругом!

        Впереди - пульканье.

        Сзади - клыканье!

        Впереди - дробь.

        Сзади - раскат!

        А где-то там,  совсем-совсем впереди,  -  третий соловей, до которого я еще не добежал.

        "Чулки! Чулки! - поет он. - Где вы? Где вы?"

        Пока доберусь до озера, соловьи передают меня из рук в руки.

        А  черемуха-то цветет,  осыпается на черную дорогу,  ворочаются в озере язи, бьют в прибрежной траве зеленовато-рябые щуки.

        Вытаскиваю из  кустов лодку и  -  быстро к  шестам,  вколоченным в  дно озера. А новый певец, приозерный уже

        пулькает-булькает,

                                          клыкает-клокает,

                                                                        пленькает-плинькает

        да вдруг как рассыплет по поверхности озера сразу с полтысячи бус!  Так холодом и ошпарит.

        А я-то леща тащу.

        Боком-боком-боком,  разинув розовый рот,  выпучив придонный глаз,  идет лещище к лодке.

        А за спиною - снова разом по воде с полтысячи бус!

        Ну и соловей!

        Я зову его Хрустальный Горошек.

          ПОЗДНИМ ВЕЧЕРОМ РАННЕЙ ВЕСНОЙ

        Поздним вечером ранней весной я шел по дороге.

        "Поздним вечером  ранней  весной",  -  складно сказано,  да  больно  уж красиво...

        А дело, правда, было поздним вечером ранней весной.

        Весна была ранняя, соловьи еще не прилетели, а вечер - поздний.

        Так что ж было-то поздним вечером ранней весной?

        А ничего особенного не было. Я шел по дороге.

        А  вокруг меня -  и на дороге,  и на поле,  в каждом овраге -  светился месяц.

        Иногда я  наступал на него -  и  месяц расплывался вокруг моей

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту