Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

2

с кем это идет Пантелевна?

        Какая-то женщина крикнула с огорода:

        - Да это не племянник ли твой из Олюшина?

        - Племянник! - крикнула в ответ Пантелевна. - Он топор мне нашел.

        Тут я сильно удивился,  что стал племянником,  но виду не подал и молча поспевал за Пантелевной.

        Встретилась другая женщина, с девочкой на руках.

        - Это кто березу-то везет? - спросила она.

        - Племянник мой,  -  ответила Пантелевна. - Он топор нашел, а я думала: не лесовик ли унес?

        Так,  пока мы  шли  по  деревне,  Пантелевна всем говорила,  что  я  ей племянник, и рассказывала про топор.

        - А теперь он березу мне везет!

        - А чего он молчит? - спросил кто-то.

        - Как так молчу?  -  сказал я.  -  Я племянник ей. Она топор потеряла и думает, не лесовик ли унес, а он в малине лежал. А я племянник ей.

        - Давай сюда, батюшка племянник. Вот дом наш.

        Когда выстраивается шеренга солдат,  то впереди становятся самые рослые и  бравые,  а  в конце всегда бывает маленький солдатик.  Так дом Пантелевны стоял в конце и был самый маленький,  в три оконца.  Про такие дома говорят, что они пирогом подперты, блином покрыты.

        Я бросил березу на землю и присел на лавочку перед домом.

        - Как называется ваша деревня? - спросил я.

        - Чистый Дор.

        - Чего Чистый?

        - Дор.

        Дор... Такого слова я раньше не слыхал.

        - А что это такое - Чистый Дор?

        - Это, батюшка, деревня наша, - толковала Пантелевна.

        - Понятно, понятно. А что такое дор?

        - А дор - это вот он весь, дор-то. Все, что вокруг деревни, - это все и есть дор.

        Я глядел и видел поле вокруг деревни, а за полем - лес.

        - Какой же это дор? Это поле, а вовсе не дор никакой.

        - Это и есть дор.  Чистый весь,  глянь-ка.  Это все дор,  а уж там, где елочки, - это все бор.

        Так я и понял,  что дор -  это поле, но только не простое поле, а среди леса.    Здесь  тоже  раньше  был  лес,  а  потом  деревья  порубили,  пеньки повыдергивали. Дергали, дергали - получился дор.

        - Ну ладно, - сказал я, - дор так дор, а мне надо дальше идти.

        - Куда ты, батюшка племянник? Вот я самовар поставлю.

        Ну что ж,  я подождал самовара.  А потом приблизился вечер, и я остался ночевать.

        - Куда ж ты?  - говорила Пантелевна и на следующее утро. - Живи-ка тут. Места в избе хватит.

        Я подумал-подумал,  послал куда надо телеграмму и остался у Пантелевны. Уж не знаю,  как получилось,  но только прожил я у нее не день и не месяц, а целый год.

        Жил и писал свою книжку. Не эту, а другую.

        Эту-то я нишу в Москве.

        Гляжу в окошко на пасмурную пожарную каланчу и вспоминаю Чистый Дор.

          СТОЖОК

        У излучины реки Ялмы в старой баньке жил, между прочим, дядя Зуй.

        Жил он не один,  а с внучкою Нюркой,  и было у него все,  что надо, - и куры, и корова.

        - Свиньи вот только нету,  -  говорил дядя Зуй.  -  А  на  что хорошему человеку свинья?

        Еще летом дядя Зуй накосил в  лесу травы и  сметал стожок сена,  но  не просто сметал - хитро: поставил стог не на землю, как все делают, а прямо на сани, чтоб сподручней было зимой сено из лесу вывезти.

        А когда наступила зима, дядя Зуй про то сено забыл.

        - Дед,  -  говорит

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту