Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

13

батюшка.  Давно ношу,  хочу кому из  лошадей отдать,  да все позабываю.  Смотрим теперь в  другом кармане.  Этот у  меня карман поглубже. Нарочно так сделан... надставленный. Ну, это, конечно, отвертка и пассатижи. Пара гвоздей,  еще махорка,  мундштук... А вот еще веревочка, на случай если та коротка окажется.  А это...  хэ... еще одна отвертка. Откуда еще-то одна? Ага,  все понял.  Я про ту отвертку забыл,  ну и вторую сунул.  Хочешь, тебе одну отдам?

        - Мне-то на кой отвертка? Стану я ее таскать.

        - А вдруг отвернуть чего понадобится?

        - Да я тебя позову.

        - Ладно, прямо ко мне беги, вместе и отвернем... Смотрим дальше - очки, читательские,  а это очки -  грибные.  В этих очках я книжки читаю,  а этими грибы ищу. Ну, вот и все, пожалуй. Давай теперь ты показывай, что там у тебя в карманах? Интересно.

        - Да у меня вроде и нет ничего.

        - Да как же так? Ничего. Ножик-то, ножик есть небось?

        - Забыл я ножик, дома оставил.

        - Как же так? На речку идешь, а ножик дома оставил?

        - Я не знал, что мы на речку идем. Так думал: вышли погулять.

        - Так ведь и  я  не  знал,  что мы на речку идем,  а  соль-то у  меня в кармане оказалась. А без соли и картошка свой смысл теряет. Хотя, пожалуй, в картошке и без соли смыслу много.

        Я  выгреб из  золы новую кривую картофелину.  Разломил черно-печеные ее бока.  Белой  оказалась  картошка  под  угольной  кожурой  и  розовой.  А  в сердцевине  не    пропеклась,    захрустела,    когда  я    откусил.    Это  была сентябрьская, совсем созревшая картошка. Не слишком велика, а ведь в кулак.

        Летними дождями пахла непропеченная сердцевина,  а корочка коричневая - раскаленной осенней землей.

        - Дай-ка соли-то, - сказал я дяде Зую. - Смысл надо бы подсолить.

        Дядя Зуй сунул пальцы в ситцевый узелок, посыпал соли на картофелину.

        - Смысл, - сказал он, - подсолить можно. А соль к смыслу придача.

        Далеко,  на  другом берегу реки,  двигались в  поле фигурки -  заречная деревня копала картошку. Кое-где, поближе к берегу, подымался над ольшаником картофельный дым.

        И  с  нашего берега слышались в  поле голоса,  подымался дым.  Весь мир копал в этот день картошку.

        Долго сидели мы с  дядей Зуем на берегу,  глядели на закат,  на дальние леса и размышляли о великом осеннем картофельном смысле.

          КЕПКА С КАРАСЯМИ

        Километрах в пяти от Чистого Дора, в борах, спряталась деревня Гридино. Она стоит на  высоком берегу,  как раз над озером,  в  котором водятся белые караси.  В  самом большом,  в  самом крепком доме  под  красною крышей живет дядизуев кум.

        - Кум у  меня золотой.  И руки у него золотые,  и головушка.  Его дядей Ваней зовут. Он пчел держит. А карасей знаешь как ловит? Мордой!

        Дядя Зуй сидел на корточках, привалясь спиною к печке, подшивал валенки и рассказывал о куме. Я устроился на лавке и тоже подшивал свои, готовился к зиме.  Шило  и  дратва меня  плохо слушались,  а  Зуюшко уже  подшил свои да Нюркины и теперь подшивал мой левый валенок. А я все возился с правым.

        - Морду-то знаешь небось? - продолжал дядя Зуй.

        - Какую морду?

        - Какой карасей ловят.

        - А, знаю. Это вроде корзины с дыркой, куда караси залазят.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту