Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

14

        - Во-во!  Поставит мой дорогой кум дядя Ваня морду в  озеро,  а  караси шнырь-шнырь и  залезают в нее.  Им интересно поглядеть,  чего там внутри,  в морде-то.  А  там  нет ничего -  только прутики сплетенные.  Тут кум дерг за веревочку и вынимает морду.  Кум у меня золотой.  Видишь этот воск?  Это кум подарил.

        Воск был черный,  замусоленный,  изрезанный дратвой, но дядя Зуй глядел на него с  восхищением и  покачивал головой,  удивляясь,  какой у него кум - воск подарил!

        - Пойдем проведаем кума,  -  уговаривал меня дядя Зуй.  - Медку поедим, карасей нажарим.

        - А что ж, - сказал я, перекусив дратву, - пойдем.

        После  обеда  мы  отправились  в  Гридино.  Взяли  соленых  грибов,  да черничного варенья Пантелевна дала банку -  гостинцы.  Удочки дядя Зуй брать не велел - кум карасей мордой наловит. Мордой так мордой.

        - К ночи вернетесь ли? - провожала нас Пантелевна. - Беречь ли самовар?

        - Да что ты!  -  сердился дядя Зуй.  - Разве ж нас кум отпустит! Завтра жди.

        Вначале мы шли дорогой, потом свернули на тропку, петляющую среди елок. Дядя Зуй бежал то впереди меня, то сбоку, то совсем отставал.

        - У  него золотые руки!  -  кричал дядя Зуй мне в  спину.  -  И золотая голова. Он нас карасями угостит.

        Уже под самый вечер,  под закат,  мы вышли к Гридино. Высоко над озером стояла деревня.  С  каменистой гряды сбегали в низину,  к озеру,  яблоньки и огороды.  Закат светил нам в  спину,  и  стекла в окнах кумова дома и старая береза у крыльца были ослепительные и золотые...

        Кум окучивал картошку.

        - Кум-батюшка! - окликнул дядя Зуй из-за забора. - Вот и гости к тебе.

        - Ага, - сказал кум, оглядываясь.

        - Это вот мой друг сердечный, - объяснил дядя Зуй, показывая на меня. - Золотой человек. У Пантелевны живет, племянник...

        - А-а-а... - сказал кум, отставив тяпку.

        Мы  зашли в  калитку,  уселись на лавку у  стола,  врытого под березой. Закурили...

        - А  это  мой  кум,  Иван  Тимофеевич,  -  горячился дядя Зуй,  пока мы закуривали. - Помнишь, я тебе много про него рассказывал. Золотая головушка!

        - Помню-помню,  -  ответил я.  -  Ты ведь у нас,  Зуюшко,  тоже золотой человек.

        Дядя Зуй сиял,  глядел то на меня,  то на кума,  радуясь,  что за одним столом собралось сразу три золотых человека.

        - Вот мой кум, - говорил он с гордостью. - Дядя Ваня. Он карасей мордой ловит!

        - Да, - сказал кум задумчиво. - Дядя Ваня любит карасей мордой ловить.

        - Кто? - не понял было я.

        - Дак это кум мой дядя Ваня,  Иван Тимофеевич! Это он карасей-то мордой ловит.

        - А, - понял я. - Понятно. А что, есть караси-то в озере?

        - Ну что ж,  - отвечал кум с расстановкой. - Караси в озере-то, пожалуй что, и есть.

        - А  я  хозяйство бросил!  -  кричал дядя  Зуй.  -  Решил  кума  своего проведать. А дома Нюрку оставил, она ведь совсем большая стала - шесть лет.

        - Дядя Ваня любит Нюрку, - сказал кум.

        - И Нюрка, - подхватил дядя Зуй, - и Нюрка любит дядю Ваню.

        - Ну что ж, - согласился кум, - и Нюрка любит дядю Ваню.

        Разговор заглох.  Закат  спрятался в  темный  лесистый берег,  но  окна кумова дома еще улавливали его отсветы и сияли, как праздничные зеркала.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту