Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

вываливались тогда  из  кепки  в  траву.  Они  были  еще  живые  и  шевелились  в  траве, выскальзывали из рук.

        - Видал теперь белых-то карасей? - говорил дядя Зуй, снова укладывая их в кепку.  -  Это тебе не золотые.  Золотых-то всюду полно,  а белых поискать надо. Вот ведь какие караси! Белые! Прям как платочек.

        Долго мы  шли  лесом и  старались не  сбиваться с  тропинки.  Дядя  Зуй запинался за корни,  заботясь о  карасях.  Уже перед самой деревней он опять просыпал их. Собрал, бережно уложил в кепку и вдруг рассердился:

        - А ну их к черту!

        Размахнувшись, он выбросил карасей вместе с кепкой.

        Издалека,  с края леса,  мы увидели огоньки Чистого Дора,  и,  пока шли полем,  я  все старался разглядеть -  спит Пантелевна или не спит.  Горит ли огонь?

        - А ведь Пантелевна, наверно, не спит, - сказал я. - Поджидает.

        - Пантелевна-то?  -  подхватил дядя Зуй. - Конечно, не спит. Она ведь у нас золотая душа. Как раз к самовару поспеем.

          НЮРКА

        Нюрке дядизуевой было шесть лет.

        Долго ей было шесть лет. Целый год.

        А как раз в августе стало Нюрке семь лет.

        На  Нюркин день рождения дядя Зуй напек калиток -  это такие ватрушки с пшенной кашей -  и  гостей позвал.  Меня тоже.  Я  стал собираться в гости и никак не мог придумать, что Нюрке подарить.

        - Купи конфет килограмма два, - говорит Пантелевна. - Подушечек.

        - Ну нет, тут надо чего-нибудь посерьезнее.

        Стал я перебирать свои вещи.  Встряхнул рюкзак -  чувствуется в рюкзаке что-то тяжелое.  Плки-палки,  да это же бинокль!  Хороший бинокль. Все в нем цело, и стекла есть, и окуляры крутятся.

        Протер я  бинокль сухой  тряпочкой,  вышел на  крыльцо и  навел его  на дядизуев двор.  Хорошо все видно:  Нюрка по огороду бегает,  укроп собирает, дядя Зуй самовар ставит.

        - Нюрка, - кричит дядя Зуй, - хрену-то накопала?

        Это уже не через бинокль, это мне так слышно.

        - Накопала, - отвечает Нюрка.

        Повесил я бинокль на грудь, зашел в магазин, купил два кило подушечек и пошел к Нюрке.

        Самый разный народ собрался. Например, Федюша Миронов пришел в хромовых сапогах и с мамашей Миронихой. Принес Нюрке пенал из бересты. Этот пенал дед Мироша сплел.

        Пришла Маня Клеткина в возрасте пяти лет.  Принесла Нюрке фартук белый, школьный. На фартуке вышито в уголке маленькими буковками: "Нюри".

        Пришли еще ребята и  взрослые,  и все дарили Нюрке что-нибудь школьное: букварь, линейку, два химических карандаша, самописку.

        Тетка  Ксеня  принесла  специальное  коричневое  первоклассное школьное платье.    Сама  шила.    А    дядя  Зуй  подарил  Нюрке  портфель  из  желтого кожзаменителя.

        Братья Моховы принесли два ведра черники.

        - Целый день, - говорят, - сбирали. Комары жгутся.

        Мирониха говорит:

        - Это нешкольное.

        - Почему же нешкольное? - говорят братья Моховы. - Очень даже школьное.

        И тут же сами поднавалились на чернику.

        Я говорю Нюрке:

        - Ну вот, Нюра, поздравляю тебя. Тебе теперь уже семь лет. Поэтому дарю тебе два кило подушечек и вот - бинокль.

        Нюрка  очень обрадовалась и  засмеялась,  когда увидела бинокль.  Я  ей объяснил,  как в  бинокль глядеть и  как на что наводить. 

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту