Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

24

        - Слышь,  Колька,  а у меня-то стол коротенький,  - говорил дядя Зуй. - Нюрка сядет с того конца,  я с этого -  вот и весь стол. Мне клеенки хватит, еще и с напуском будет.

        - А у меня стол круглый,  - хмуро сказал Колька Дрождев, - а раздвинешь - яйцо получается.

        Первой в магазин вернулась Мирониха.

        - Режь метр восемьдесят! - бухнула она.

        - Не могу, - сказал Петр Максимыч.

        - Да что же это!  -  закричала Мирониха.  -  Где я  возьму еще тридцать сантиметров?

        - Да  ладно  тебе,  -  сказал  дядя  Зуй,  -  останется  кусочек  стола непокрытым, будешь на это место рыбьи кости складывать.

        - Тебя не спросила!  -  закричала Мирониха.  - Сам вон скоро свои кости сложишь, старый пень!

        - Ишь,  ругается!  -  сказал дядя Зуй добродушно.  -  Ладно.  Максимыч, прирежь ей недостачу из моего куска.  Пускай не орет.  Пускай рыбьи кости на клеенку складывает.

        Продавец  Петр  Максимыч приложил к  клеенке  деревянный метр,  отмерил сколько надо, и с треском ножницы впились в клеенку, разрубая васильки.

        - Бери-бери, Мирониха, - говорил дядя Зуй, - пользуйся. Хочешь ее мылом мой,  хочешь  стирай.  От  этой  клеенки убыли  не  будет.  Ей  износу  нет. Пользуйся, Мирониха, чашки на нее ставь, супы, самовары ставь. Только смотри будь осторожна с ней, Мирониха. Не погуби клеенку!

        - Тебя не спросила, - сказала Мирониха, взяла, кроме клеенки, селедок и пряников и ушла из магазина.

        - Твой кусок, Зуюшко, укоротился, - сказал Петр Максимыч.

        - Ладно, у меня стол маленький... Кто там следующий? Подходи.

        - Я, - сказала тетка Ксеня, - мне надо метр семьдесят.

        - Где ж я тебе возьму метр семьдесят? - спросил Петр Максимыч.

        - Где хочешь,  там и  бери.  А  у  меня дети малые дома сидят,  плачут, клеенки хочут.

        - Пускай плачут! - закричал Петр Максимыч. - Где я тебе возьму?

        Тетка Ксеня махнула рукой на Петра Максимыча и сама заплакала.

        - Вот  ведь дела,  -  сказал дядя Зуй,  -  с  клеенкой с  этой!  Ладно, Максимыч,  прирежь и ей недостачу,  мне небось хватит. А то клеенка, дьявол, больно уж хороша,  женщине и обидно,  что не хватает...  Теперь-то довольна, что ль,  тетка Ксеня,  или не довольна? А клееночка-то какая - прям искры из глаз. Какая сильная сила цвета. Постелишь ее на стол, а на столе - цветочки, ровно лужок...  Кто там следующий?  Манька Клеткина? А какой у тебя, Манька, будет стол?

        - Не знаю, - тихо сказала Манька.

        - Так ты что ж, не мерила, что ль?

        - Мерила, - сказала Манька еще тише.

        - Ну, и сколько получилось?

        - Не знаю. Я веревочкой мерила.

        Манька достала из кармана веревочку, узлом завязанную на конце.

        - Вот, - сказала она, - у меня такой стол, как эта веревочка.

        - Как веревочке ни виться, - строго сказал Петр Максимыч, - а концу все равно быть.

        Он приложил деревянный метр, померил Манькину веревочку и сказал:

        - Опять нехватка. Метр семьдесят пять.

        - Эх,  -  махнул рукой дядя Зуй,  -  прирезай недостачу от моего куска, режь на всю веревочку.  А ты,  Манька, горячие кастрюли на клеенку не ставь, ставь на подложку. Поняла, что ль? Сделай подложку из дощечки.

        - Поняла, - тихо сказала Манька, - спасибо, батюшка.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту