Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

а  Тузик ловко поймал ее  на  лету  и слопал прямо в кожуре. Крахмальный  картофельный сок струился по его  кавалерийским усам.

        Тузик был велик и черен. Усат, броваст, бородат. В этих зарослях горели два желтых неугасимых  глаза и  зияла  вечно  разинутая,  мокрая,  клыкастая пасть.

        Наводить ужас на людей -- вот было главное его занятие.

        Наевшись  картошки,  Тузик  ложился  у  калитки, подстерегая  случайных прохожих. Издали заприметив прохожего, он  таился в  одуванчиках  и в нужный момент  выскакивал  с чудовищным  ревом. Когда же  член  дачного кооператива впадал в  столбняк, Тузик  радостно  валился на  землю  и смеялся  до  слез, катаясь на спине.

        Чтоб предостеречь  прохожих,  я  решил  приколотить  к  забору надпись: "Осторожно  --  злая  собака". Но  подумал,  что  это слабо сказано,  и  так написал:

              ОСТОРОЖНО!

              КАРТОФЕЛЬНАЯ СОБАКА!

        Эти  странные,  таинственные    слова  настраивали  на  испуганный  лад. Картофельная собака -- вот ужас-то!

        В  дачном поселке скоро прошел слух, что картофельная собака  --  штука опасная.

        -- Дядь! -- кричали издали ребятишки, когда я прогуливался с Тузиком.-- А почему она картофельная?

        В ответ я доставал из кармана картофелину и кидал Тузику. Он ловко, как жонглер, ловил ее на лету и мигом разгрызал. Крахмальный сок струился по его кавалерийским усам.

        Не прошло и недели, как начались у нас приключения.

        Как-то вечером  мы прогуливались  по дачному шоссе. На  всякий случай я держал Тузика на поводке.

        Шоссе было пустынно, только одна фигурка двигалась навстречу. Это  была старушка-бабушка  в платочке, расписанцом огурцами, с хозяйственной сумкой в руке.

        Когда  она поравнялась с нами, Тузик вдруг  клацнул зубами и вцепился в хозяйственную  сумку.  Я  испуганно  дернул поводок -- Тузик отскочил, и  мы пошли было дальше, как вдруг за спиной послышался тихий крик:

        -- Колбаса!

        Я  глянул  на Тузика.  Из  пасти его торчал огромный  батон колбасы. Не колесо, а именно батон толстой вареной колбасы, похожий на дирижабль.

        Я выхватил  колбасу,  ударил  ею  Тузика  по  голове,  а  потом  издали поклонился  старушке и положил колбасный батон на шоссе,  подстелив  носовой платок.

        ...По натуре своей Тузик был  гуляка и барахольщик. Дома  он сидеть  не любил и целыми днями бегал где придется.  Набегавшись,  он  всегда  приносил что-нибудь  домой: детский ботинок, рукава от  телогрейки, бабу тряпичную на чайник. Все это он складывал к  моим  ногам,  желая  меня порадовать. Честно сказать, я не хотел его огорчать и всегда говорил:

        -- Ну молодец! Ай запасливый хозяин!

        Но  вот как-то раз Тузик  принес  домой курицу. Это  была белая курица, абсолютно мертвая.

        В  ужасе метался  я по участку и не знал, что делать с  курицей. Каждую секунду, замирая, глядел я на калитку: вот войдет разгневанный хозяин.

        Время шло, а хозяина курицы не было. Зато появилcя Аким Ильич. Сердечно улыбаясь, шел он от калитки с мешком картошки за плечами.

        Таким я помню его всю жизнь: улыбающимся, с мешком картошки за плечами.

        Аким Ильич скинул мешок и взял в руки курицу.

        -- Жирная,-- сказал он и тут же грянул курицей Тузика по

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту