Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

9

не было больше ни кур, ни протоколов. Лето кончилось. Мне надо  было возвращаться в Москву, а Тузику -- на картофельный склад.

        В  последний день  августа на  прощанье  пошли  мы  в  лес.  Я  собирал чернушки, которых высыпало в тот год очень много. Тузик угрюмо брел следом.

        Чтоб немного развеселить пса, я кидался в него лопоухими чернушками, да что-то все мазал, и  веселья не  получалось. Тогда я спрятался в  засаду, но Тузик быстро разыскал меня, подошел и прилег рядом. Играть ему не хотелось.

        Я  все-таки  зарычал  на него,  схватил  за уши.  Через  секунду мы уже катались по траве. Тузик страшно разевал пасть, а я нахлобучил ему на голову корзинку вместе с  грибами. Тузик скинул корзинку и так стал ее терзать, что чернушки запищали.

        Под вечер приехал  Аким Ильич.  Мы наварили молодой картошки, поставили самовар. На соседних дачах слышались торопливые голоса, там тоже  готовились к отъезду: увязывали узлы, обрывали яблоки.

        --  Хороший  год,--  говорил  Аким  Ильич,-- урожайный.  Яблоков много, грибов, картошки.

        По  дачному  шоссе пошли мы на  станцию и долго ожидали электричку.  На платформе  было полно  народу,  повсюду  стояли узлы и  чемоданы, корзины  с яблоками и с грибами, чуть не у каждого в руке был осенний букет.

        Прошел  товарный  поезд  в  шестьдесят  вагонов. У  станции  электровоз взревел, и Тузик разъярился. Он свирепо кидался на пролетающие вагоны, желая нагнать на них страху. Вагоны равнодушно мчались дальше.

        -- Ну чего ты расстроился? --  говорил мне Аким Ильич.--  В твоей жизни будет еще много собак.

        Подошла электричка, забитая дачниками и вещами.

        -- И так  яблоку негде упасть,--  закричали на нас в тамбуре,-- а эти с собакой!

        --  Не волнуйся, земляк! -- кричал в ответ Аким Ильич.-- Было б яблоко, а куда упасть, мы устроим.

        Из  вагона  доносилась  песня,  там  пели  хором,  играли    на  гитаре. Раззадоренный песней из вагона, Аким Ильич тоже запел:

              Что стоишь, качаясь,

              Тонкая рябина...

        Голос у него был очень красивый, громкий, деревенский.

        Мы стояли в тамбуре, и Тузик, поднявшись на  задние лапы, выглядывал  в окно.  Мимо  пролетали  березы,  рябины,  сады, набитые  яблоками,  золотыми шарами.

        Хороший это был год, урожайный.

        В тот год в садах пахло грибами, а в лесах -- яблоками.

--------

          Чайник

        Меня не любит чайник.

        Тусклыми латунными глазами целый день следит он за мною из своего угла.

        По утрам, когда я ставлю его на плитку, он начинает привывать, закипает и  разьяряется,  плюется от  счастья  паром и кипятком.  Он  приплясывает  и грохочет, но тут я выключаю плитку, завариваю чай, и веселье кончается.

        Приходит Петрович. Прислоняется к шкафу плечом.

        -- Неплатеж,-- говорит Петрович.

        Это  неприятное  слово  повисает  в  воздухе  между  чайником,  мною  и Петровичем.

        Мне непонятна реакция  чайника. Нравится ему это слово или нет? На чьей он стороне? Со мною он или с Петровичем?

        -- Длительный неплатеж,-- говорит Петрович.

        Холодным  взглядом чайник окидывает меня и отстраняется. Если он  не  с Петровичем, то и не со мной.  Висящее слово его не беспокоит.  Ему наплевать на мои

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту