Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

11

плитку, посидеть  и подумать,  как же  мне жить  дальше. Как жить дальше  -- неизвестно,  а чайник, ладно,  пускай пока покипит.

--------

          Белозубка

        В первый раз она появилась вечером. Подбежала чуть ли не самому костру, схватила хариусовый хвостик, который валялся на земле, и утащила  под гнилое бревно.

        Я сразу понял,  что это не простая мышь. Куда меньше полевки. Темней. И главное -- нос! Лопаточкой, как у крота.

        Скоро она вернулась, стала шмыгать  у  меня под  ногами, собирать рыбьи косточки и, только когда я сердито топнул, спряталась.

        "Хоть  и не простая,  а все-таки мышь,--  думал  я.-- Пусть знает  свое место".

        А место ее  было под  гнилым кедровым  бревном. Туда тащила она добычу, оттуда вылезла и на другой день.

        Да, это была не простая мышь! И главное -- нос! Лопаточкой! Таким носом только землю рыть.

        А землероек, слыхал я,  знатоки различают по зубам.  У  одних землероек зубы бурые, у других -- белые. Так их и называют: бурозубки и белозубки. Кем была эта мышка, я не знал, а заглядывать ей в рот не торопился. Но почему-то хотелось, чтобы она была белозубкой.

        Так я и назвал ее -- Белозубкой -- наугад.

        Белозубка  стала появляться у  костра  каждый день и, как  я  ни топал, собирала хвосты-плавнички. Съесть все это она никак не могла, значит, делала на зиму запасы, а под гнилым кедровым бревном были у нее тайные погреба.

        К осени начались  в тайге дожди, я стал ужинать в избушке. Как-то сидел у стола, пил  чагу с сухарями.  Вдруг что-то зашуршало, и  на стол выскочила Белозубка, схватила самый большой сухарь. Тут же я щелкнул ее пальцем в бок.

        "Пи-пи-пи!" -- закричала Белозубка.

        Прижав к груди сухарь, она подтащила его на край стола, скинула на пол, а  сама  легко  сбежала  вниз  по  стене,  к  которой  был приколочен  стол. Очутившись на полу, она подхватила сухарь и потащила к порогу. Как  видно, в погребах ее, под гнилым кедровым бревном, было еще много места.

        Я торопливо  съел все сухари, запил это дело чагой. Белозубка вернулась и снова забралась на стол.

        Я шевелился, кряхтел и кашлял, стараясь напугать ее, но она не обращала внимания, бегала  вокруг  пустого стакана,  разыскивая сухари.  Я просто  не знал, что делать. Не драться же с ней. Взял да и накрыл ее стаканом.

        Белозубка  ткнулась  носом  в  стекло,  поднялась  на  задние  лапы,  а передними стукнула в граненую  стенку.  "Посидишь немного,-- думал я.-- Надо тебя поучить, а то совсем потеряла совесть".

        Оставив  Белозубку  в  заточении,  я  вышел из  избушки  поглядеть,  не перестал ли дождь.

        Дождь не переставал. Мелкий и холодный, сеялся он  сквозь еловые ветки, туманом окутывал верхушки пихт. Я старался разглядеть вершину горы Мартай -- нет ли там снега,-- но гора была закрыта низкими жидкими облаками.

        Я  продрог и,  вернувшись в избушку, хотел налить себе  чаги погорячей, как вдруг увидел на столе вторую Белозубку.

        Первая сидела под стеклянным колпаком, а вторая бродила по столу.

        Эта  вторая  была крупнее  первой  и  вела  себя  грубо,  бесцеремонно. Прошлась  по моим  рисункам, пнула плечом спичечную коробку. По манерам  это была уже не Белозубка,  а какой-то  суровый

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту