Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

15

ворчливую фразу. Я как бы серчал на своего "товарища", который надоел мне со своими глупостями и особенно с ножом.

        Подошедший к костру как-то по-своему  меня  понял,  придвинулся к  огню поближе. Это мне не понравилось. Навязчивый очень к ночи. Никакого доверия и дружбы не  вызывал этот сумеречный, худощавый, как тень, человек. Что бродит он по чужим кострам?

        --  У  вас  тоже  хороший  нож,--  сказал  он,  кивнув  на  мою  финку, облепленную чешуей подлещиков, которая валялась у костра.

        -- Да  это так...  финка,--  ответил я,  намекая, что  у моего товарища ножичек похлеще. Вот только что же он с ним сделал? Почему ищет?

        Может,  он  его  метал?  Куда  метал? В  дерево?  Зачем? Совсем  дурак? Возможно.

        Нет, мне не хотелось, чтоб товарищ мой был таким дураком, который мечет ножи в деревья. Может быть, он его мечет в рыбину, вышедшую на  поверхность? В  жереха? А ножик  на веревочке?  Неплохо.  Редкость,  во всяком  случае,-- товарищ,  который мечет нож в жереха,  вышедшего на поверхность  реки! Такой мне по нраву.

        --  Финка... У меня тоже когда-то была...-- сказал сумеречный человек и взял  в  руки  мою  финку,  пощупал  лезвие  подушечкой  большого  пальца.-- Вострая...

        -- Положь на место.

        -- Что ж, и потрогать нельзя?

        -- Нельзя... Это нож... моего товарища.

        Товарищ мой мифический, кажется,  обрастал  ножами.  Один  он  метал  в жереха, второй валялся у костра.

        -- У него что ж, два ножа?

        -- Больше,-- ответил я.-- Я точно не считал. А у вас есть нож?

        -- Отобрали,-- махнул он рукой.

        -- Отобрали?

        -- Когда брали -- тогда и отобрали... а нового не успел завести...

        Вот так. Его, оказывается, брали. Я это сразу почувствовал.

        Сумеречный человек молча смотрел на огонь. Кажется, вспоминал задумчиво о  том славном времени, когда  у него еще не  отобрали нож. Интесно,  что он делал этим ножом? Похоже  -- ничего веселого. Разговор о  ножах мне нравился все меньше и меньше.

        -- А зачем товарищу-то вашему столько ножей?

        -- Андрюхе-то? -- переспросил я.

        Мне казалось, что  "товарищу моему" пора  получить  какое-то имя. И оно возникло  легко  и просто: Андрюха.  Рыжий, большой, даже огромный  Андрюха, немного лысоватый. Метнул нож в жереха, да не попал.

        Нож хоть и на веревочке, а  утонул, и вот теперь Андрюха ныряет посреди реки, идет  нож. Мне  ясно было видно,  как  ныряет огромный Андрюха посреди тихой реки, шарит по дну пальцами.

        --  Что ж он делает  с ножами-то?  --  отчего-то хихикнул сумеречный.-- Солит, что ли?

        -- Мечет,--  лаконично ответил я. И  все-таки  добавил, пояснил:  --  В жереха!

        Человек,  у    которого  отобрали  нож,  задумался,  вполне    напряженно размышляя, каким образом Андрюха  может  метать  нож в  жереха.  Работа  эта проходила с трудом, и я, чтоб поддержать усилия, добавил:

        -- Он у нас... вообще... ножевик.

        Это  слово особой  ясности не внесло, и я  отошел немного  от  костра и покричал в сторону реки:

        -- Андрюха-а-а... Андрюха-а-а! ..

        С берега никто не ответил. Голоса женщин или чаек давно уже там утихли.

        -- Как бы не утоп...-- пробормотал я себе под нос.

        --  Да не  утопнет,-- успокоил 

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту