Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

18

Они сидели на бревнышке на берегу реки и громко считали:

        -- Пять, шесть, семь, восемь...

        Кажется, они считали улетающих на юг журавлей.

        А журавли и вправду улетали, и темнело небо, накрывающее нулевой класс, в котором все мы, друзья, наверно, еще учимся.

--------

          От Красных ворот

        С братом  Борей, дорогим моим  братом  Борей, мы плыли на лодке по реке Сестре.

        Я ленился. Сидел  на корме, шевелил босою  ногой, подталкивал полуживых подлещиков, пойманных на манную кашу. Подлещики  полуживые шевелились у моих ног в воде, которая всегда набирается во всякую приличную лодку.

        Я-то ленился, шевелил полуживых подлещиков, а Боря --  мой дорогой брат -- серьезно наваливался на весла.

        Боря спешил, торопился Боря, он боялся опоздать на автобус.

        В том месте, где река  Сестра проходит под каналом, то есть в том самом удивительнейшем  месте,  где пересекаются  река  и канал, и  русло  канала в бетонной оболочке проходит над живою рекой,-- в этом самом месте я увидел на берегу реки небольшого роста беленькую собачонку.

        Собачонка бежала по берегу, а мы с Борей плыли по реке.

        Я ленился, Боря спешил, собачонка бежала.

        От нечего  делать, просто так, из чистого баловства я поманил собачонку пальцем,  а после вытянул губы  и издал специальный  собачий звук, тот звук, которым  всегда  подманивают  собаку. Звук  этот  записать  буквами доволько трудно, он  похож на эдакий  всасывающий  поцелуй. Если пытаться  изобразить этот звук буквами, получится что-то вроде "пцу-пцу".

        И вот я проделал это самое "пцу-пцу" и сидел себе лениво на корме.

        Маленькая беленькая собачонка  услыхала этот немыслимый звук, поглядела на меня с берега и вдруг бросилась в воду.

        Ничего подобного ожидать я никак не мог.

        Это  ненормальное  "пцу-пцу"    я  произнес  нарочно,  юмористически.  Я подманивал  собачонку, прекрасно понимая,  что она подойти  ко мне  никак не может.  Это самое "пцу-пцу"  подчеркивало разницу наших  положений:  я  -- в лодке,  а  собака -- на  берегу. Нас разделяла бездна, то есть вода. Никакая нормальная собака в воду не полезет, если ее не подтолкнет хозяин.

        Маленькая  беленькая  собачонка оказалась ненормальной. Она кинулась на первое приглашение, не раздумывая преодолевала бездну. Она плыла ко мне.

        Когда она  подплыла к лодке,  я схватил ее за шкирку и  втащил в судно. Маленькая    беленькая    собачонка  чудовищно    отряхнулась  среди  полуживых подлещиков.

        Брат мой Боря бросил весла. Он должен был что-то сказать. Но он молчал, он  не знал, что сказать. Мое беспардонное  "пцупцу", реакция собачонки,  ее плаванье,  втаскиванье  за  шкирку  и  чудовищное  отряхиванье  --  все  это произошло мгновенно. Боря не знал, что сказать, а сказать что-то было  надо. Старший брат в таких случаях всегда должен что-то сказать.

        Я  не знаю, что сказали бы в таком случае другие старшие братья, но мой гениальный брат думал недолго. Строго осмотрев собачонку, он сказал:

        -- Гладкошерстный фокстерьер.

        Брат мой  Боря спешил, торопился Боря.  Мигом подогнали мы лодку к тому месту,  где стоял  на берегу ее  хозяин. Мигом отдали хозяину  трешку, мигом добавили еще рубль, мигом связали

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту