Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

29

        Это сердило. Я не мог каждый день покупать связывающие нас звенья.  И я старался отнять у Милорда кожаное изделие.

        Уступчивый обычно Милорд оказался  здесь  на редкость упрям. Я  не  мог выдрать поводок из его зубов. Фокстерьеры вообще славятся мертвой хваткой, и Милорд поддерживал эту славу изо всех сил.

        С мертвой хватки и начались необыкновенные полеты Милорда.

        Однажды  у фонтана он  вцепился в поводок  особенно  мертво. Так  и сяк старался  я расцепить его зубы и  спасти поводок. Многие жители нашего двора повысовывались в окна,  потому что у фонтана слышалось грозное рычанье и мои крики в стиле: "Отдай! Отцепись!"

        Оконные  зрители раздразнили меня, я дергал поводок все сильнее. Милорд же все сильнее упирался и сквозь зубы рычал.

        Я  затоптался  на  месте, туго натянув  поводок,  закружился, и Милорду пришлось  бегать  вокруг  меня.  Я затоптался быстрее --  Милорд не  успевал переставлять ноги, они уже волочились и вдруг оторвались от земли.

        Низко, над самой землею летал  вокруг меня Милорд. Он рычал, но поводок изо рта не выпускал.

        Я кружился все  быстрее,  Милорд  подымался в воздухе  все выше и скоро достиг уровня моей груди.

        Голова у меня у самого  уже  закружилась,  но я поднял его в воздух еще выше, и вот он летал на поводке в воздухе высоко у меня над головой.

        Зрители остекленели в окнах.

        Никогда в жизни  ни  одна собака не летала еще  в  нашем  дворе  вокруг фонтана.

        Наконец  чудовищная  центробежная сила разжала  мертвую  хватку, Милорд отпустил поводок и,  подобно лохматому и рычащему  булыжнику, выпущенному из пращи, полетел от меня над фонтаном.

        Он врезался задом в окно первого этажа, которое, впрочем, было затянуто крепкой стальною противофутбольной сеткой.

        Отпружинив  от  сетки,  Милорд  снова  ринулся  ко    мне,    вцепился  в ненавистный поводок, и я снова закрутил его над фонтаном.

        Необыкновенные  полеты  гладкошерстного  фокстерьера  сделались любимым зрелищем  мелких жителей нашего  двора  и  крупной уличной шпаны.  Когда  мы гуляли  у  фонтана,  вокруг нас  всегда  топтались  темные типы  с  просьбою "повертеть  Милорда". Я  же, отупевший  от  собственных  успехов,  частенько уступал их просьбам.

        Я  раздразнивал  Милорда  поводком,  давал  ему  покрепче  ухватиться и начинал, как волчок, крутиться на месте, постепенно отрывая собаку от земли.

        Иногда мне удавалось угадать момент, когда чудовищная центробежная сила должна была вот-вот победить мертвую  хватку, и я  постепенно опускал собаку на  землю. Большей  же  частью  этот  момент  угадать мне  не  удавалось,  и чудовищная центробежная сила побеждала мертвую хватку, и, подобно булыжнику, выпущенному  из пращи,  Милорд улетал от меня над фонтаном и попадал задом в окно первого этажа, затянутое крепкою стальною сеткой.

        А там, за этим окном, всегда, и  даже летом,  готовила  уроки отличница Эллочка, и  многие считали,  что я нарочно целюсь в ее окно  своей  летающей собакой.

        Но, хотя Эллочка всегда внутренне притягивала меня, я никогда в ее окно Милордом не  прицеливался. Глубокий внутренний интерес, который я чувствовал к  Эллочке, как-то  сам по  себе воплощался  в  собачьем полете,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту