Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

33

  Лай вдруг прервался, послышалось рычанье. Так точно рычал Милорд, когда вцеплялся в поводок, и я понял, что он отдался мертвой хватке, вцепился  под землей  в кого-то  и  не  отпустит  ни  за что,  пока  в дело  не  вмешается чудовищная центробежная сила. Несколько часов лежал  я на земле и слушал его голос, а сделать ничего не мог. Не  было у меня, конечно, никакой лопаты,  а если б и была, то какого черта и где копать?

        -- Милорд! -- кричал я иногда в отчаянии.-- Кончай эту ерунду!

        Конечно, он  меня  слыхал,  но  бросать барсука, а скорее всего это был барсук, не собирался.

        -- Ухожу! Ухожу  на электричку! --  в отчаянии кричал я, но он понимал, что  я  никуда  не уйду, так и  буду торчать на барсучьем бугре до вечера, а потом и всю ночь, и весь следующий день, в общем, пока  в дело  не вмешается чудовищная центробежная сила.

        И я  решил уйти. Милорд услышит из-под земли мои шаги, поймет, что  я и вправду ухожу. Пусть выбирает: я или мертвая хватка.

        Я затоптал с яростью костер. Громко топая, пошел я  к  ручью. Боже, как же я топал и проклинал песок за  то, что он гудит под каблуком не так гулко, как надо бы.

        Милорд появился  внезапно  и как ни  в  чем  не  бывало,  просто  вдруг выпрыгнул сбоку из  травы. Ухо у него было разорвано, вся морда  в крови. Но он не обращал  на  это никакого внимания и только лишь веселился, что догнал меня.

        Я все-таки подтащил его к ручью, слегка омыл морду, раскупорил  патрон, присыпал раны порохом.

        Уже вечерело, и мы пошли к станции через болото, напрямик.

        В  одном особенном каком-то зеленом  и  сыром месте Милорд вдруг высоко подпрыгнул. Опустился в траву и снова прыгнул, как-то странно, боком. Пока я бежал к нему, он все прыгал на месте.

        Это была гадюка. Черная, аспидная. Я выстрелил и перешиб ей шею.

        На следующее утро, как всегда,  опустил я на пол  босые ноги, и  Милорд тут же лизнул меня в пятку.

        "Слава Богу,-- подумал я.-- Не успела укусить".

        Я  пошел  умываться, и  Милорд  двинулся за  мной.  Он  полз  по  полу, перебирая передними лапами. Задние отнялись.

        От Красных ворот, которые стояли над  нашим домом, я бежал по Садовой к Земляному валу. Милорда я держал на руках, он лизал меня в подбородок.

        -- Держите его крепче,-- сказал ветеринар.-- Зажмите пасть.

        Я прижал Милорда  к клеенчатому  столу, сжал изо всех сил пасть, и врач всадил ему в живот тупую иглу.

        А мама моя названивала в ветеринарную академию, но никак не могла найти человека, который знал бы, как лечить фокстерьеров от укусов гадюк. Наконец, нашелся человек, который рекомендовал марганцевые ванны.

        Каждое утро Милорд выползал из-под моей кровати и отправлялся на поиски мамы. Он жалобно скулил, умоляя сделать ему очередную марганцевую ванну.

        А я двадцать дней подряд бегал с ним по Садовой к ветеринару. Уколы эти были ужасны, игла тупа. С трудом удерживал я Милорда.

        Ванны  и уколы  помогли.  Лапы постепенно  начинали  двигаться.  Вскоре Милорд  уже  кое-как ковылял,  потом скованно припрыгивал  и в конце  концов бегал нормально. Все вроде бы пошло по-старому, изменилось одно: он не лизал меня утром в пятку, перестал двигаться рядом с моим ботинком.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту