Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

34

        Я превратился просто в хозяина собаки, в человека, у которого проживает гладкошерстный фокстерьер.

        Я переживал ужасно. Я  понимал, что все  пройдет и  когда-нибудь Милорд позабудет ту чудовищную  боль от ветеринарной иглы. А Милорд боялся меня. Он думал, что я вдруг схвачу его и снова потащу на укол.

        Да, странная была тогда осень. Деревья в Москве облетели только в конце октября. Двор  наш весь был  засыпан  листьями  ясеня, тополя, американского клена.

        Дворничиха тетя Наташа сметала листья метлой в огромные кучи, и Милорду нравилось залезать в эти кучи листьев. Ему казалось, что там кто-то шуршит.

        Он разгребал листья лапами, фыркал,  рычал, кидался в охристую глубину. Но листья, конечно, шуршали от старости, никого в себе не тая.

        Я тоже делал вид, что там кто-то есть, и вместе с Милордом  накидывался на кучи листьев, разгребал их, разбрасывал в разные стороны.

        Иногда я  нарочно  запрятывал в листья кусок  сахару или сухарик,  и  в полном восторге мы находили его.

        Не  знаю уж, что  помогло -- время  или  листья, но,  кажется,  листья. Однажды  я опустил  с кровати на пол босые ноги  и почувствовал -- пятку мою лизнули.  Я так радовался в этот день, что  хотел даже прогулять институт, и надо  было бы  прогулять  и  уехать  с  Милордом  куда-нибудь  за  город, на Москву-реку, в  Уборы, надо было бы  перерыть  там и  перебрать  все опавшие листья.

        Но  я  -- по  глупости -- пошел в институт, а когда вернулся --  Милорд встретил меня во дворе.

        Вместе мы  обшарили  все  кучи  листьев, нашли куска два  сахару,  и  я побежал наверх, на третий этаж, обедать. Милорда я спокойно оставил погулять во дворе. Его  ведь все знали во дворе и все любили,  а на  улицу Милорд без меня никогда не выходил.

        Я обедал еще, когда  услыхал, что со двора мелкая шпана громко называет по имени мое имя.

        Я выбежал во двор.

        -- Мужик!  -- кричала мелкая шпана.--  Мужик в серых брюках! Пристегнул его на поводок! Пристегнул и потащил!

        -- Туда, туда по Садовой!

        От  Красных  ворот,  которые  стояли  над  нашим  домом,  я  бежал    по Садовой-Черногрязской к Земляному  валу. Передо  мной и за мной вслед бежала мелкая дворовая шпана.

        -- Вон он! Вон он! Вон он! -- кричали они.

        Я бежал и не видел нигде Милорда и мужика в серых брюках. Меня обгоняли троллейбусы  и машины, движение огромного  города  обгоняло  меня, тысячи  и сотни  мужиков в  серых  брюках разлетались в стороны. Я  понимал,  что  все кончено и я больше никогда в жизни  не увижу  Милорда,  и  все-таки бежал, а навстречу мне летела  в глаза  холодная серая пыль, и я не понимал,  что это уже снег. Я бежал по Садовой к Земляному валу. От Красных ворот.

--------

          "Когда-то я скотину пас..."

        Завернутая  в  крафт,  натертая крупной  желтой  солью,  в рюкзаке моем лежала нельма.

        Было жарко, и я часто развязывал рюкзак, принюхивался -- жива ли?

        Кроме нельмы  в рюкзак вполне вмещался небольшой  корабельный  штурвал. Нельма и  штурвал да несколько этюдов -- достойные  приметы путешественника, возвращающегося домой из плаванья по северным озерам.

        Билет на поезд  до  дома был куплен  заранее,  оставалась  ночь в чужом

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту