Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

37

        -- Ладно,-- сказал я,-- я не пас никакой скотины.

        -- И фасоль не сажал?

        -- Сажал,-- снова  неожиданно ответил я.--  Но редко, только в  крайних случаях.

        Она  тихо  задумалась, соображая, в каких  таких  крайних  случаях люди сажают фасоль.

        -- Бывало, как построю храм  на воде,-- сказал я,-- сразу фасоль сажаю, так что скотину пасти некогда.

        Она все-таки улыбнулась. Материнские струны снова звякнули в серебре.

        -- Смеешься?

        -- Не  смеюсь, но скажу честно: строить храм мне не по силам. Скотину я не пас и фасоль не сажал. И штурвал-то  крутил всего  два  часа. Но сейчас я тебе кое-что покажу,-- и я достал из рюкзака нельму.

        Бечевка,  которой  был завернут сверток, оказалась жирной  на  ощупь и, видно, тоже просолилась. Крафт-крафт -- я развернул рыбину.

        От  соли чешуя  нельмы  еще  потемнела, пасмурно  засветились  ее бока. Цельная,  неразрезанная, нельма была бы уместна на  старом столовом серебре. Нож, которым я взялся ее разрезать, выглядел откровенной железякой, жидкой и белесой.

        --  Боже,  что это?  --  спросила она, как  видно, не  находя  в нельме признаков рыбы.

        -- Нельма. Рыбаки мне подарили.

        -- Такое кому попало,  наверно, не дают,-- сказала она, глядя на меня с уважением.

        Нельма жирно вздрагивала  под ножом,  выскальзывала  из-под лезвия, и я водил им деликатно, как скрипач смычком. Я как бы играл "Элегию" Массне.

        Нельма    уже  просолилась.  Мясо    ее  было  полупрозрачным  с    легким перламутровым  отливом. Сквозь ломтик нельмы можно было  разглядеть  тусклое инспекционное окно.

        -- Смотри-ка,-- сказал я.-- Сквозь нее окно видно.

        Она  взяла в руки кусочек нельмы, посмотрела в окно, отведать рыбы  она не решалась.

        -- Меня зовут Нина,-- неожиданно сказала она.

        Я попробовал нельму и,  показалось, совершил  что-то незаконное. Нельма была наивна. Вкус ее, нежность и прозрачность заключались в слове, тдющем на губах,-- "нельма".

        -- Ешь,-- прикрикнул я.-- Чего ты тянешь?

        -- Не знаю, наверно, мне нельзя... Такая рыба. Не для меня.

        -- Хватит валять дурака.  Ешь! Вот смотри! Это не нож -- это смычок!  А нельма -- скрипка.

        Отрезая  следующий  кусок, я играл уже "Танец с  саблями"  Арама Ильича Хачатуряна.  Пока я  наяривал  на скрипке,  она все-таки  съела  свой  кусок нельмы, и я протянул ей второй.

        -- Значит, ты тоже даешь кому попало? -- спросила она, не принимая рыбу из моих рук.

        -- Что даю?

        -- Деньги и рыбу.

        -- Ты не кто попало, ты сама -- нельма.

        -- Нельма?

        -- Конечно, нельма, поглядись в зеркало.

        -- Не надо больше. Я не стану есть. Мне кажется, я у кого-то ворую.

        -- Нина, что с тобой? Ты -- ненормальная? Бери и ешь, черт тебя подери! Ешь, когда угощают, и не порть мне игру на скрипке.

        -- Не надо мне больше. Хватит.

        Она  встала из-за стола,  пошла к умывальнику,  который висел  в  углу, заглянула в  зеркало.  Кажется, она  действительно  проверяла,  похожа ли на нельму.

        Я отложил нож, завернул  остатки нельмы  в  бумагу, перевязал бечевкой. Потом подошел к умывальнику, сполоснул пальцы и тоже заглянул в зеркало. Мое обветренное лицо вполне уместилось рядом с ее серебристыми

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту