Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

38

глазами.

        -- Когда-то я скотину пас,-- сказал я и обнял ее.

        -- Да ты что,-- сказала она,-- мне же надо пол мыть.

        -- Это все не  важно,--  объяснял я.--  Пол,  огурцы, нельма...  Что-то есть, конечно, важное, но что -- я сейчас забыл.

        --  Неужели  забыл?  -- спрашивала  Нина,  прижимая мои  руки  к  своей огромной белой груди.-- Конечно, помнишь... Храм на воде.

--------

          Четвертый венец

              Рассказ из дневника

        --  Сумасшедший  идет, надо дверь запереть,--  сказала  Алена, но дверь запереть не успела, и сумасшедший вошел в дом.

        Он был в болотных броднях-сапогах, в свитере, в шапке с помпоном.

        По морозу, по промозглости, которая была на  улице, по ветру, дующему с Онего,-- сумасшедший  должен быть  пронзен и  смертельно болен  насквозь.  И рваный свитер, и шапка, и помпон -- все было мокро на нем и обледенело. Лицо -- фиолетовое, белое и синее. Он, естественно, дрожал.

        Минуя Алену, окостеневшую у печки, он направился прямо ко мне.

        Я сидел у  стола и  рылся в  своих бумагах. Делая  строгий  вид, что  я безумно занят, я тем не менее встал, протянул ему руку и сказал:

        -- Юра.

        -- Женька,-- ответил сумасшедший и сжал мне ладонь.

        Я сел на место. Сумасшедший стоял передо мной у  стола.  Разговор  надо было как-то продолжать.

        -- Ну ты чего, замерз, что ли? -- сказал я.

        -- Да нет... разве это мороз? Вот через месяц начнется.

        --  Ты бы  хоть плащ  надел  какой, а то, ей-богу... пневмония... тоже, знаешь...

        --  Плащ у  меня есть там, в  одном  месте,--  и  сумасшедший кивнул за окно.-- Да  я  мороза не боюсь.  Я на медведя  с ножом. Вот  с  этим! Восемь медведей взял. У меня и  ружье есть там.-- И он снова  кивнул за окно,  но в какое-то другое место.-- А вот пуль мало. Так что я с ножом.

        -- Ну что ж,-- сказал я.-- Нож -- это верное.

        Женька  протянул мне  нож  --  широкий  и мутный  какой-то тесак. Алена тревожно  глядела    от  печки.  Я  потрогал  пальцем  лезвие  и  отдал    нож сумасшедшему.

        -- Убери и никому не показывай,-- сказал я.

        Женька  послушно  кивнул,    сунул    тесак  куда-то  под  свитер.  Алена облегченно вздохнула.

        -- Рассказывай, парень,-- сказал я.

        -- Чего рассказывать?

        -- Как чего? Рыбу-то ловишь или нет?

        --  Какая  сейчас  рыба --  ветер  да  волна.  Хариус только  берет  на кораблик.

        -- Ладно тебе,  ей-богу, врать. Медведи --  ладно,  а насчет хариуса не ври, не люблю.

        -- Как же... Восемь штук вчера поймал на кораблик...

        -- Ладно, не ври,-- сказал я, вставая.-- Ты зачем пришел?

        -- За солью.

        -- Отсыпь ему, Ален.

        Алена ворча отошла от печки,  отсыпала из пачки соли -- не на засол, на пропитание.  Положила кулек  на стол. Сумасшедший схватил  соль  и  сунул за пазуху. Плохо свернутый кулек за пазухой должен был  неминуемо развернуться. Но это было не мое дело. Просил соли -- получил.

        -- Юрка,-- сказал сумасшедший,-- мне спичек.

        Под медвежье  какое-то  и неудовлетворительное  ворчанье  Алены  я  дал сумасшедшему спичек, хлеба, чая, сахару, пачку сигарет.

        -- Слушай,-- сказал сумасщедший.-- Хочешь, я тебе кораблик принесу? Сам будешь хариуса ловить. Завтра  принесу.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту