Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

39

Знаешь, такой  кораблик,  бежит  по волнам,  а  к нему  мушки  приделаны.  Хариус  на  них хорошо  берет. Завтра принесу... Слушай, а что бы немного вина? А?

        Алена у печки напряглась. Лицо ее окаменело. Она внимательно глядела на меня, ожидая, что я скажу.

        -- Ален,-- сказал я,-- Женька верно говорит, а что ж вина?

        -- Какого вина?

        -- Ну, сама знаешь какого.

        -- Вина! -- прикрикнула вдруг Алена.-- Какого вина?!

        -- Ну, того. Какое ты спрятала.

        Алена  хлопнула дверью,  яростно  протопала  по крыльцу  и вылетела  на улицу. В доме стало тихо. Я потер лоб и сел за стол.

        -- Ладно, Женька,-- сказал я.-- Меня здесь не понимают... Иди...

        Прижимая к груди собственную  пазуху,  за  которой  находились  спички, соль, чай, сахар, хлеб и сигареты, сумасшедший попятился к выходу.

        -- Завтра будет кораблик,-- бормотал он.

        -- Завтра меня не будет дома. Приходи послезавтра.

        Сумасшедший зышел  на  улицу.  В  окошко  я  видел, как  идет он  вдоль покосившейся изгороди к озеру. Ветер был жуткий, и  сумасшедший кренился под его порывами, поворачивался к ветру плечом.

        Дверь хлопнула. Вошла Алена.

        -- Теперь он к нам повадится,-- сказала она.

        Алена осуждала меня, и я не знал, как ей возразить.

        Вечером вернулся с охоты Вадим. Сели ужинать.

        Ветер выл за окном, мелкий снег с мелким дождем хлестал в стекло.

        -- Теперь-то  сумасшедший к нам повадится,--  говорила Алена, выставляя на стол то самое, о чем я намекал ей совсем недавно.

        -- Неужели это так? --  сказал  Вадим.-- Неужели  ты бы выпил с ним наш последний припас?

        -- Ну,  уж не знаю. Во-первых,  Алена  никогда бы в жизни  сумасшедшему вина не поставила. А если бы и поставила -- немножко можно.

        Выл за окном ветер. Лампочка над нашим крыльцом болталась и скрипела, и видно было через стекло, как мечутся электрические сполохи, как  высвечивают подбитую  снегом землю  и изгородь  с  висящими на  ней  изжеванными  ветром тряпками,  как  пытаются пробить  черноту,  досветить  до  близкого  леса, и действительно  неприятно было  знать, что в черноте этой, в  промозглости  и сырости бродит где-то около дома сумасшедший. Манят его освещенные наши окна и теплый ужин.

        -- С  ножом на медведя -- это он, конечно, врет,-- усмехнувшись, сказал Вадим,-- и насчет хариуса врет, и никакого кораблика  он тебе не принесет. А завтра снова придет чего-нибудь просить. Так что с сумасшедшими дружбу лучше не води.

        -- Позволь,-- сказал я.-- А в чем заключается его сумасшествие?

        -- Да как же,-- ответил Вадим.-- Дело ясное.

        Откуда  появился    здесь,    на  берегах  Онежского    озера,  Женька  -- неизвестно.  То ли приехал он из Медвежьегорска, то ли из Кондопоги. Кому-то он  вроде  рассказывал,  что дочка его вышла замуж, а  муж-то Женьку из дому прогнал. Вот он  и приехал  сюда строить  себе  избушку. Жить негде. История хоть и не совсем обычная, но житейская, и состава сумасшествия в ней пока не было.

        Было одно -- избушку он начал рубить, не получив никакого согласия и не спросив ни у кого разрешения. Это, конечно,  некоторое помешательство, но не полное  же сумасшествие.  Места  глухие. В тайге, на берегах  озер,  не одна

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту