Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

56

        ... А когда вернулся -- его уже не было.

        На дне оврага снова послышался треск, и я увидел, как человек с яблоком в кармане сквозь кусты продирается ко мне. Я отошел, а он вдруг начал ломать ветки, резать ножом березу. Потом появился дым.

        Ветра не было, и дым передавался по каплям, мельчайшим каплям,  которые пронизали воздух. Не люблю мокрый воздух. Вроде и дышишь и пьешь.

        Снова заныла  лапа, не  от дыма, конечно,  а сама по  себе, и  все  это вместе -- мокрый снег и сырой дым, боль в лапе -- раздразнили меня.

        Не  ожидал я этого дыма.  Человек с яблоком в кармане редко раскладывал костер -- и  то на опушке или у  реки, а в глубине-то леса кому нужен огонь? Наверно, это огонь против меня.

        А я не боюсь огня. Конечно, неприятно, если тебе  в морду сунут горящую головешку.  Но  попробуй-ка сунь.  Это еще  надо  успеть  сунуть мне в морду горящую головешку.

        В несколько  прыжков приблизился я к  костру, да зацепился  случайно за скрипящую осину. Давно уже упала она и держалась на ветках сосны. Под ветром они раскачивались вдвоем  --  сосна  и  осина  --  мертвая и  живая, терлись боками, и нудный такой, тоскливый звук раздавался в лесу.

        Мне этот звук приятен. Я бы давно вывернул и сосну и осину, если бы мне не нравился звук. И лапа ноет, и осина скрипит -- это как-то связано.

        Я зацепился  --  и заскрипела осина.  Раньше я не думал,  что можно так дернуть ствол -- и осина заскрипит. Я думал, это может только ветер.

        Я попробовал еще раз, дернул -- и она заскрипела.

        Зря я  так скрипел  --  ясно  ведь, что  ветра  нет,  и все-таки я  еще поскрипел немного.

        Потом осторожно пошел к огню.

        Огонь  был  слабый,  а  дым огромный. Иногда  за дымом даже не мелькало пламени.

        Человек с яблоком в кармане стоял, прижавшись спиной к  елке. Он достал из кармана яблоко и жевал его. Ружье стояло у елки стволами вверх.

        Сейчас ни ружья схватить, ни головешки сунуть он не успеет.

              17

        Спрятались под черные рубахи.

        А медведь нашел их, взял да и съел.

        Скрлллл...  осина  скрипит. Это не  липовая нога,  это -- осина, гнилая дуплистая осина, которая  упала, но не  достигла  земли, зависла в  сосновых ветках. Я видел ее раньше и слыхал, как скрипит она под ветром.

        Только сейчас-то к чему осине скрипеть? Ветра-то нет. Неужто Сухолапый?

        Скирлы,  скирлы на липовой ноге и, главное, черные рубахи, под которыми надо прятаться. Да ведь не спрячешься от ужаса под черную рубаху.

        Костер  разгорался  туго,  но жар его охватил мое  лицо,  пар  пошел от мокрой телогрейки.

        Я отставил в сторону ружье  и  стал доедать  яблоко. Из головы никак не выходила  осина, скрипящая без  ветра.  Что-то еще в  этой осине было, кроме скрипа, а что, я не мог понять или вспомнить.

        Боже мой, да ведь я давно знаю эту осину. Где же я заблудился? От осины с полкилометра до опаленных бугров, а там рядом и кишемская тропа.

        Я даже засмеялся. Заблудился! Где я заблудился? Осина-то вот она. Пошел обратно по своим следам! Это, конечно, зима такая -- тупая голова.

        Если  б  я  не  поворотил  с  гривки назад  -- и не  увидел  бы  следов Сухолапого.

        Постой, как же так? Как Сухолапый  догадался,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту