Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

58

"Когда-то  я скотину пас...", "Солнечное пятно", "Четвертый венец", "Красная сосна",  "Сиротская зима",  "От Красных  ворот", "Слушай,  дерево", "Веселье сердечное", "На барсучьих правах",  "Клеенка", "Нюрка", "Стожок", "Выстрел", "Чистый  дор",  "Вода  с  закрытыми  глазами",    "Сэр  Суер-Выер  (Фрагменты пергамента)", а также рисунки автора.-- С. В. ---------------------------------------------------------------

        ---

        * Предисловие к книге "Опасайтесь лысых и усатых":

          О книге друга

        Вам предстоит сейчас увлекательное чтение.

        Перу  Юрия Коваля принадлежит  одна из моих любимых книг -- "НедопЈсок" -- история молодого песца,  убежавшего со зверофермы  "Мшага" ранним утром 2 ноября.

        Другой его  роман, "Пять  похищенных  монахов", также занимает почетное место на наших книжных полках.

        Новая  книга  Юрия  Коваля  проникнута  свойственным  писателю  светлым юмором.  Я    читал  ее,  испытывая  восхищение  перед  ярким  и  своеобычным дарованием автора.

        "Самая легкая лодка в мире" -- вещь необычного жанра.

        В ней есть мечта, в ней есть сказка.

        А сказка, которая живет в нас с детства, никогда не умирает.

        Спасибо  писателю  за  новый подарок,  который  он преподносит и  юному читателю, и тому, кто, читая эту книгу, снова переживает свою молодость.

        Арсений Тарковский

--------

          * Слушай, дерево *

        Корней Иванович был  в огромных  валенках. Я  таких никогда не видывал. Валенки, наверно, валяли на заказ, специально для него.

        --  У  вас,  Корней Иванович,  валенки сотого  размера,-- сказал я.-- Я таких никогда не видывал.

        -- Восемьдесят  четвертого,-- сказал  Чуковский.-- Мне  сейчас  как раз восемьдесят четыре года, а я на валенки в год по размеру набавляю.

        Была зима 1966 года.

        Корней  Иванович  шагал  впереди  меня  по  узкой  тропинке, пробитой в глубоком снегу. Я семенил  за ним. Вдвоем на тропинке уместиться мы никак не могли.

        -- Прочитайте же свои стихи,-- сказал Корней Иванович, не оборачиваясь.

        Положение для чтения стихов было не самым выгодным, даже незавидным. Но другого случая почитать Чуковскому свои стихи могло и не представиться, и  я начал:

        Жили-были лилипуты,

        Лилипуты-чудаки!

        -- Что-что? -- оборотился Чуковский.

        -- Лилипуты!

        -- Ага, лилипуты. Ну и что они делали?

        -- Жили.

        -- Хорошо,--  сказал Корней Иванович, шагая вперед.-- Давайте дальше. И погромче.

        Ели, пили лилипуты,

        Примеряли пиджаки,--

        продолжал я, стараясь угнаться за Чуковским,--

        Лили, лили лилипуты,

        Лили, лили лимонад!

        -- Лимонад? А вы знаете, какой хороший лимонад пил я в Тбилиси?

        Чтение стихов несколько прервалось. Я слушал  про  тбилисский  лимонад, по-прежнему семеня за Корней Ивановичем. Наконец, он сказал:

        -- Продолжайте.

        -- Может, начать сначала?

        -- Зачем же. Я все помню. Жили лилипуты, пили лимонад.

        -- Все-таки начну сначала, чтоб ритм не прерывался.

        -- Ну, пожалуйста,-- сказал Чуковский. По узкой снежной тропинке Корней Иванович уходил от меня, и я, догоняя, кричал ему в спину:

        Жили-были лилипуты.

        Почему-то меня это смешило, что я читаю в спину огромному

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту