Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

67

футболисты, как свечереет, соберутся вокруг меня -- рассказывай! Радио  они  не  слушают,  телевизор надоел  всем.  Вот  я  слушал  по  радио выдуманные  легенды о лопарях. Как будто немец какой написал! Там  Севером и не пахнет!  А передача для детей,  для несчастных ребят.  Редакторы звезд  с неба не хватают!..

        Интонации в Архангельске остались  старые, словарь изменился... Мне уже не бывать  в Архангельске.  Меня ругают: "Ну уж ты, бросил родной город".  А вот один человек, Третьяков его фамилия, мальчишкой еще прочел мои рассказы. И вот с друзьями -- их было восемь человек -- стали они  копить деньги, чтоб поехать на Север. И поехали. Он до сих пор ездит. "Я,-- говорит,-- на Север, а жена  на  курорт". Так  она  на  курорте  там и  осталась... Рассказы  так подействовали, что люди деньги копили. Мне приятно...

        Работаю  сейчас мало, диктую кое-что сестре... Ляля! Сестра! --  Лариса Викторовна  на этот раз не отозвалась, была где-то  в глубине дома,  и Борис Викторович  продолжал:  --  Диктую  книгу "Слово о  друзьях". Там  жизненные резюме  о  людях...  Ляля! Принеси, что вчера писали!  Ляля! Сестра!  Ух ты, глушня!..  Давно эту книгу пишу,  много лет уже. Это  моя московская  жизнь, опыт моих бесед  с московскими рабочими, учащейся молодежью. Там  я упоминаю разных  своих  старинных друзей, пишу  и  о том,  как  сейчас  идет работа с молодежью,  борьба с  пьянством, с  хулиганством. Вспоминаю  в  этой книге и отцовых друзей -- моих  учителей. Это были кораблестроители и  мореходцы, но какие воспитатели! Они ведь  имели дело с  дружинами,  с бригадами молодежи. Сборные дружины, сбродные, а умели обходиться без боя, без драки.

        Второушин Конон  Иванович, по прозвищу  Тевтон,-- вот  был воспитатель! Директор технического училища  в Архангельске  спрашивает Конона  Ивановича: "Какие  у  тебя  педагогические приемы!  Какие методы?" А  Тевтон  отвечает: "Какие методы? Когда я их воспитываю? За день ребята наработаются, а вечером повалом  лягут  в  избе,  а я  лягу  на лавке, и тогда начинается беседа.  Я говорю, а они  один за другим начинают засыпать. Я  соберу  портянки, мокрые валенки и рукавицы, все это положу на печку сушить, а сам писать сяду. Так и воспитываю... Душевное слово -- главное в воспитании".

        Из "кабинета" за печкой мы постепенно перебрались  в гостиную, где  был накрыт стол.  Собрались  и  друзья -- хотьковские соседи,  среди  них  были, назову точно. Надежда Сергеевна Козлова  и Зинаида Яковлевна Ракова, которые здравствуют и поныне и живут все там же, над речкой Пажей.

        Анна Харитоновна была подлинной хозяйкой стола. Самые  разные грибочки, пироги  да варенья украшали  стол,  только  не было на  нем ничего  редкого, магазинного. Руки  у Анны Харитоновны были добрые, округлые, те  самые руки, которые вспоминаются каждому из нас, ведь у каждого в жизни, хоть ненадолго, была своя Анна Харитоновна.

        --  Анна Харитоновна прекрасно плакать  умеет,-- вполголоса рассказывал мне Борис  Викторович.-- Вот о моем покойном брате плакала... Сейчас-то уж у нее сил нет...

        В  этот  вечер  Анна  Харитоновна плакать  не  собиралась, она сияла, и хлопотала, меня закормила пирогами и студнями, и сил у нее много было,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту