Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

68

я это видел и радовался.

        -- Спели бы, что ли,-- попросил я.

        --  Да не знаю -- что?  -- засомневалась Анна Харитоновна.  Лицо  у нее было удивительно доброе и будто вытесано, прошу прощенья, топором.

        -- У Анны  Харитоновны  сейчас не  поймешь  и  какой голос,--  заметила Лариса Викторовна,-- то ли "бас профундо", то ли "меццо кухаркино".

        -- У нас девушки такими голосами поют: высоко-высоко, до неба доходит.

        --  Наших девок,--  горделиво  сказал  Борис  Викторович,--  никому  не перевизжать.

        Анна Харитоновна  запела "Меж высоких хлебов  затерялось...", и соседки подхватили,  только мы  с Борисом Викторовичем  слушали.  Начались  и другие песни, мне неизвестные, пела одна Анна Харитоновна. К глубокому сожалению, я не записал ни слова,  все  внимание  мое было  с Борисом  Викторовичем.  Так хорошо было сидеть рядом с ним.

        Иногда он наклонялся ко мне, шептал на ухо:

        --  Мало  кто  остался, кроме семьи  Барыкиных, кто  помнит  старину... Фольклористы прозевали  Подмосковье. Сколько здесь было интересного. И очень много общего с северным...

        Стали  просить  и Бориса Викторовича  спеть былину.  В  шутку предложил подыграть на гитаре. Посмеялись, уж очень несовместимы казались Борис Шергин и современная гитара.

        --  Под  гитару  можно  частушки  петь    зубоскальные,--  сказал  Борис Викторович,--  а былину?.. В недавние времена был такой певец --  Северский. Это  был  модный  человек  --  вельветовая  рубашка,  брючки,  такой  модный джентльмен.  У него  были очень неуклюжие гусли на коленях. Он говорил,  что невозможно,  как северные  сказители, сидеть идолом  и дудеть в одну дуду. И вот  он очень  изящно, со сделанным  маникюром,  начинал: "Не сырой-то дуб к земле клонится..." Одной рукой аккомпанирует,  а другой изображает  жестами, что поет.  А  у нас былины пелись всегда без аккомпанемента. Я  видел только одного кареляка, который сопровождал пение игрой на кантеле. А уж тот карел, от которого записана "Калевала", пел без аккомпанемента.

        Борис Викторович, помолчал, вспоминая, и запел про Авдотью-рязаночку:

        Дунули буйные ветры,

        Цветы на Руси увяли,

        Орлы на дубах закричали,

        Змеи на горах засвистели.

        Деялось в стародавние годы.

        Не от ветра плачет сине море,

        Русская земля застонала.

        Подымался царище татарский

        Со своею синею ордою...

        Вдруг почему-то я вспомнил о медведях.

        Рассказал,  как  напугался  однажды  медведя,    который  "мне  на  ногу наступил" -- отпечатал свой след  на моем следу.  Говорил я взволнованно, и, наверное, в рассказе моем прозвучали нотки пережитой опасности.

        -- Людей, чистых душой, звери не  трогают,-- сказал Борис Викторович.-- Медведь,  если  человека встретит,  в сторону уйдет.  Медведицы  бедовы.  Не съест,  а  уж  выпугат.  Вот знакомая моя,  Соломонида  Ивановна,  пошла  по чернику. Вычесывает  ягоду  гребнем,  глядь -- медведица!  И два медвежонка. Идет  на  Соломониду  с  распахнутыми  лапами.  А    спички  были!  Прижалась Соломонида к березе старой, дерет  кору, подожжет -- в медведицу  бросит.  А медведица мох  роет.  Нароет  моху -- бросает  в Соломониду,  всю  ее  мохом залепила. Долго так бросали-то, после

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту