Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

73

зрителю. Лучше бы всего в  музей Шергина, все равно где -- в Москве, в Архангельске или в Хотькове.

        Конечно,  Борис Викторович  расписывал не только  шкафы, печи,  прялки, блюда, ложки, туеса. Писал он изредка  иконы, как правило, в подарок дорогим друзьям. Одна  из таких икон -- "Новгородские чудотворцы" -- хранится сейчас в собрании художника Иллариона Голицына.

        Нынешние    художники-профессионалы,    как    правило,    к  "писательской живописи"  относятся  снисходительно,  считают  нас,  грешных,  "малярешками самыми  немудрыми". А вот ведь, друзья, Борис-то Викторович Шергин не только кистью владел,  а  и технику живописи  знал так  глубоко, как  и  сейчас  не каждому ведомо.  Надеюсь, кому-то из художников попадут в  руки эти записки. Им любопытно будет прочесть такой  рецепт  приготовления доски  под живопись яичной  темперой,  взятый  из  того же  "Вопиящина": "У стоящей работы сухое дерево проклеивали клеем, который выварен из кожаных обрезков. Как высохнет, всякую ямуринку загладим. Тогда холщовую настилку, вымочив в клею, притираем на выдающие места, где быть живописи.

        Паволока пущай сохнет, а я творю левкас: ситом сеянной мел бью мутовкой в теплой  и крепкой тресковой  ухе,  чтобы было  как  сметана.  Тем составом выкроешь  паволоку,  просушивая  дважды,  чтобы  ногтя  в два  толщины. И по просухе лощить зубом звериным, чтобы выказало, как скорлупка у яйца. Тогда и письмо. Тут и  рисованье, тут  и  любованье. Тут  другой  кто не  тронь,  не вороши, у которого руки нехороши..."

        Борис Викторович не  однажды читал нам "Жизнеописание Вопиящина", читал строго и назидательно, но в некоторых местах мы  умирали  от смеха. Не  могу отказать себе в удовольствии процитировать отрывок для тех, у кого нет книги Шергина:

        "Самозваный художник, а по  существу малярешко  самое немудрое, Варнава Гущин  не однажды костил Иону  Неупокоева в консистории,  якобы пьянственную личность. Но  мастер призванный, а  не самозваный, Иона,  когда ему доверено поновить художество предков, с негодованием отвергал, даже ежели бы поднесли ему, кубок искрометной мальвазии, не  то что  простого. Но даже и принявши с простуды  чашки две-три  и  не  могши держаться на подвязях, Иона  все же не валялся  и не спал, но, нетвердо  стоя на ногах,  тем не менее твердою рукою пробеливал сильные места  нижнего яруса;  причем нередко рыдал,  до  глубины души переживая воображенные кистью события".

        Борис  Викторович работал  и  как  художник  книги.  "У  Архангельского города, у корабельного  пристанища" и "Архангельские новеллы" вышли в свет с его  иллюстрациями.  Первой  книги я так и не достал,  а вторая мне  кажется замечательным памятником русского искусства.  Борис  Викторович сделал здесь суперобложку, переплет,  форзац и двадцать четыре  иллюстрации.  На  обложке сильными синими линиями условно нарисована река с надписью: "Северна Двина", а  по ней корабли плывут  со спинки на обложку, на  титуле купидон  трубит в трумпетку,  бежит  прямо  на зрителя.  Купидон  нарисован  кистью,  тушью, в сложнейшем  ракурсе.  Иллюстрации Борис Викторовича в  этой книге напоминают работы Н. Тырсы, Н. Кузьмина.

        Знание  живописи,  истинная  любовь к  художеству

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту