Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

75

Архангельске, где  я    родился,  провел  молодость,  юность,  живо  было  устное  народное творчество.  Кругом  там пели  еще былины и рассказывали сказы,  предания. В молодости я при  случае где-нибудь  в знакомой  семье  пел былины, передавал так, как сам  слышал. Но  вообще молодые не пели былины, это считалось делом стариков. Мы рассказывали сказки. Говорят, что в детстве усвоил, то остается на всю  жизнь.  А я  усвоил  в детстве подлинное  былинное  звучание,  сказы северные,  подлинные.  Вот так  в  самом начале я  передавал  услышанное  от старшего поколения устное слово...

        Борис Викторович, конечно, знал, что я иногда записываю наши разговоры. Он  относился  к  этому  одобрительно, считал, что и  они  в Архангельске, в детстве, так  относились к рассказам  своих стариков. Речь  его  старался  я записывать  дословно, точно, даже с  повторами. Он помогал в этом, замолкал, задумывался.

        Ему  было очень  одиноко  в последние годы, он  радовался любому гостю, слушателю. И все-таки, беседуя со мной -- сейчас я понимаю,-- он все говорил не просто так, он меня немного зачем-то воспитывал.

        -- Сколько писателей --  столько рассказов. Если  уж писатель  пожелает что-то отписать -- обязательно  отпишет и скажет: взято из  жизни. А ведь не разберешься:  искренне  это  или  нет? Как  же разобраться? Выдает  неверное слово.

        Журналисты, полагаю, должны уж честно брать сюжет из жизни. Да где они, такие  журналисты? А так  -- откуда  взят  сюжет?  Что-то  прочитано, что-то учтено. Вот мы  пустим анкету.  Пускай писатели  скажут,  что  такое  сюжет. Обязательно спутают  с  фабулой. Писатели  всегда  путают  сюжет с  фабулой. Думают, это одно и то же.

        -- Я тоже путаю,-- признался я.

        -- А вы про это вообще не думайте.

        О том, как сам он работает и работал, говорили много, часто,  подробно. Из моих записей вполне можно составить рассказ, который надо считать устным, а назвать можно:

          Рассказ о рассказах

        Лет двадцать  пять назад я стал  интересоваться рассказчиком, личностью рассказчика.    Люди  попадались    очень    интересные,    но  немного  хороших рассказчиков на моем пути встречалось, всего несколько десятков человек.

        Большинство  моих  рассказов --  и устных и печатных -- идут от первого лица -- "я". Но это  не я, Борис Шергин, это -- и  молодой моряк, и портниха архангельская, и  старуха,  которую немцы заставили  копать  себе могилу.  В большинстве случаев я передаю рассказ, слышанный мною от какого-то человека.

        Я  запоминаю  тему  рассказа, а  потом  сам  с  собою  наедине  начинаю вспоминать  услышанное вслух, а когда  улягусь  спать, вспоминаю  на память, чтобы не забыть сюжет. Стараюсь встретиться с рассказчиком и в другой раз, а если не удается, я по памяти изображаю этого человека, изображаю словом.

        Вначале рассказ  получается эскизно, сыровато,  а  потом уже начинается обработка. Я только  тогда  выношу  вещь  к  слушателям, когда  она зазвучит свободно,    импровизировать    считаю    недопустимым.    Рассказ  должен  быть художественным, должен быть готов в интонациях.

        Вот  рассказ "Митина  любовь".  В нем молодой  человек говорит о  своей любви.  Кстати,  звали его  Дмитрий  Иванович

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту