Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

78

Москвичи скажут: Ванька добрай. А северяне скажут: Ванька доброй.

        В типографиях, когда печатали мои книги, затруднялись все это передать, еще и не хватало знаков с ударениями. И все печатается без  ударения, и все, конечно,  страшно  врут. Помните,  как  Мартынко  из  сказки  поел  "рогатых яблоков"? Нелегко это печатно передать, так, чтобы прочесть правильно:

        "Сорвал пару и съел. И заболела голова. За лоб схватился, под рукой два волдыря. И поднялись от этих волдырей два рога самосильных.

        Вот дак приужахнулся  бедной парень! Скакал, скакал, обломить рогов  не может. Дале заплакал:

        -- Что на меня за беды, что за напасти! Та шкура разорила, пристрамила, разболокла, яблоком объелся, рога явились, как у вепря дикого. О, задавиться ле утопиться?! Разве я  кому надоел?  Уйду от вас навеки,  буду жить лучче с хичными хехенами и со львами".

        Вот есть такой  Омский северный русский  народный  государственный хор. Очень колоритно пели, по-омски. Раньше ими везде интересовались, а теперь их всюду  гонят.  "Спим,--  говорят,-- только в  вагонах, сидя. Слушают  только веселенькое,    а    как  запоем  северную    классику,  кричат:    "Веселенькое что-нибудь!".

        И приходится им размениваться.

        Я  уж не знаю, кто тут виноват,  да только  стали им  речь  выправлять. Верно, в Министерстве культуры это указывают. Кое-кому из хористок это стало нравиться. Не  хочется  нынешним дамам древними бабками слыть, стали петь на "а".

        Лет  двадцать  назад    приходили  ко  мне  многие  артисты-рассказчики, Лекционное  бюро посылало их сеанса  на два учиться  северной речи.  Ну,  за два-то сеанса я их выучивал, за один бы ни в жисть не выучить. Так-то.

          Старина о Варламии Керетском

        В  дни  юности слышал я  от  отца поморскую  балладу  --  мы  говорили: старину -- о Варламии Керетском:

        -- Иерею Варламие,

        Где твоя молодая жена?

        -- Она ушла в гости к татеньке,

        Ко родителю-маменьке.

        -- Нет, иерею Варламие,

        Твоя жена за гульбой ушла:

        Ночью в город Фарлаф на лодье прибежал.

        По твою госпожу в божью церковь послал.

        Она, боса и пьяна,

        С корабельщики целуется,

        Со фарлафами валяется...

        Всех стихов  не помнили уже  ни мать, ни  отец,  забытое  пересказывали простой речью.  О  том,  как  поп Варламий  убил свою  молодую  жену,  занес гроб-колоду на варяжский корабль, перебил варяжскую  дружину, открыл паруса, ушел на лодье в море...

        И вот приехал ко мне Владимир Иванович  Воронин --  знаменитый северный капитан. Он знал свой  вариант этой старины. Он прочитал его мне  и сказал, что всю жизнь собирался записать, скомпоновать свой вариант, я-то  и не стал записывать. Вот беда. Что я не записал? Капитан Воронин с острова Диксона не вернулся.  Там он  умер.  Доблестный  был  герой-полярник. Он вел на буксире баржу.  Взял канат, которым  была прикреплена баржа, намотал себе на руку  и надорвался. Удивительный был человек,  артист, рассказчик,  каких не бывало. Он любую сценку так умел изобразить  в лицах. Теперь и  не  знаю, кто скажет полную старину о Варламии Керетском...

        С  Маршаком мы  спорили,  он говорил, что  в России  не  было  баллады, дескать,  только в Шотландии.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту