Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

85

даже фамилию произносил неверно: Микитов вместо Микитов.

        Но вот случилось так, что я лишился постоянной работы в штате одного из полутолстых  журналов, сделался, как тогда  говорили, "вольным  стрелком"  и искал любых литературных  заработков.  В  журнале  "Вопросы литературы"  мне предложили  делать интервью с мастерами слова. Я обрадовался и как-то быстро и весело приготовил интервью с Павлом Григорьевичем Антокольским. Работать с ним было чудесно. Павел Григорьевич бурлил. Он вдохновенно  сам себе задавал вопросы и  не ленился  на них отвечать. Интервью наше напечатали, приметили, где-то перепечатали, на какой-то язык перевели -- вполне успешное начало. Но после этого дело застопорилось.  Никак не мог договориться с журналом, с кем из писателей готовить следующий материал. Мне вяло предлагали что-то, я вяло отказывался. Но  вот наконец раздался  звонок, из-за которого  сейчас, через двенадцать лет, взялся я выступить в роли мемуариста:

        -- Любишь ли ты Соколова-Микитова?

        Нет, один-одинешенек, сам по  себе  я к Соколову-Микитову не поехал.  Я пригласил с  собой Лидию  Васильевну  Прозорову. С нею мне было поспокойнее. Человек добрый, простой,  уравновешенный, Лидия  Васильевна была к  тому  же величайшим мастером стенограммы.  Вместе с нею мы уже бывали у Антокольского и вполне спелись, несмотря на то, что разница а возрасте составляла примерно тридцать лет. Лидия Васильевна в угловатом длинном пальто и вязаном берете и я в обязательной тельняшке -- - это был приятный глазу дуэт.

        В какой-то  мере  Лидия Васильевна была моим щитом. Ее серьезный взор и деловитость  защищали от подозрений в моей  излишней молодости.  А в  случае чего из  моих невразумительных вопросов Лидия Васильевна могла выжать вполне приличную стенограмму.

        Дверь  нам открыла  жена Ивана Сергеевича --  Лидия Ивановна и, пока мы мялись в прихожей, мягко прикрикнула в дверь комнаты, что была напротив:

        -- Ванечка, "Вопросы литературы".

        Из комнаты послышалось одобрительное бурчание:

        -- Ну, что ж. Это хорошо.

        Мы  вошли и видели Соколова-Микитова. Он сидел в  кресле почти напротив двери,  а  справа  от  двери  стоял  низенький  диванчик,  на  котором мы  и устроились.

        Пока  знакомились,  пока  Иван  Сергеевич  радовался,  что  оказался  в обществе двух Лидий, я мельком огляделся и понял, что в комнате очень темно. Глухие тяжелые  портьеры  закрывали окно от дневного света. Мелкие  предметы рассмотреть было трудно, и я вперился в хозяина.

        Так бывало  и потом, когда я приходил  к нему. Я не успевал рассмотреть комнату,  а  глядел на  Ивана Сергеевича. Он  притягивал взор и насыщал его. Разглядывать какие-нибудь предметы было уже нелюбопытно.

        В тот первый день я увидел Ивана Сергеевича таким, каким видел и во все остальные  наши  встречи.    Он    был  в    глухом  темном  халате,    в  ярких противоестественной зелени защитных очках, в  берете,  таком же  темном, как халат. Сидящий на  его голове  не  слишком франтовато, берет  этот  выглядел академически, профессорски.  По форме он  не являлся беретом, а двигался  от берета по направлению к шапочке кардинала.

        И халат казался особым. Он был  толст, как  пальто. Я сразу

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту