Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

89

        Вдруг Иван Сергеевич исчез. И  тут я  увидел  вывеску: "Белый медведь". Растерянный, я вошел в кафе. Иван Сергеевич заказывал у стойки коньяк.

        Я  выскочил  на  улицу, потому  что теперь получилась полная  глупость, какая-то  бестактность. Нельзя  так ходить  за человеком, когда он не знает, что за ним идут.

        Уныло дожидался я на улице, когда Иван Сергеевич выйдет из кафе.

        По-прежнему  держась  стены,  он отправился  в  обратный путь, а  я все стороной побрел за ним. Теперь уж я совсем не решался объявиться.

        Так добрался Иван Сергеевич до перекрестка и остановился. Ему надо было здесь  перейти улицу.  У  края тротуара он  стоял,  ожидая,  что  кто-нибудь переведет его. Тут уж только бы дурак не подошел к нему. Я и подошел.

        -- Иван Сергеевич,-- говорю,-- тут рядом с вами находится Юрий Коваль.

        --  Вот как хорошо-то! -- обрадовался  Иван Сергеевич.-- Как  же вы так объявились?    Не  звоните,    не  приходите,  а  как    улицу  переходить    -- объявляетесь.

        -- Шут его знает как,-- ответил я.-- Только так уж получилось.

        Иван Сергеевич взял меня под руку, и мы пошли через улицу. Он радовался неожиданной встрече, а я просто сиял.

        Только перешли улицу, как Иван Сергеевич сказал мне полутаинственно:

        -- Тут неподалеку есть кабачок -- "Белый медведь". Не хотите ли зайти?

        Дурак бы отказался. Мы повернули назад и еще раз перешли улицу.

        Я часто вижу,  как люди  ходят под руку.  Раньше и  мне приходилось это делать. Теперь забыл, как это бывает.

        А вот как ходил под  руку через улицу  с Иваном Сергеевичем -- помню. Я гордился этим, я счастлив был, что моя рука ему пригодилась. И все-таки дело не в  этом. Не знаю, как объяснить, но, опираясь на мою руку, это он помогал мне, придавал мне силы.

        Такое      чувство    я    испытывал,    только    когда      шел      рядом      с Соколовым-Микитовым. Сейчас испытываю его редко, очень  редко,  только когда случаются счастливые дни рядом с Арсением Александровичем Тарковским.

        Здесь мне хочется написать, кого любил Иван Сергеевич.

        Радостно, по-детски  и  он, и Лидия Ивановна  любили Твардовского.  Как только о Твардовском заходил разговор, Лидия Ивановна с восхищением начинала рассказывать.    Отчего-то  особенно  часто  она  рассказывала  про  ящик    с помидорами. Как однажды Твардовский, гостя у Соколовых, заметил, что внук их Саша  с удовольствием  ест помидоры,  которых на столе  было немного.  Через несколько  дней  Твардовский  прислал  им  целый  ящик  помидоров.  Об  этом сказочном ящике Лидия Ивановна вспоминала не раз,  и Иван  Сергеевич любовно поправлял детали.

        В  нашем  интервью  о  Твардовском было сказано  совсем  немного: "Моим близким  другом  считаю  я  и Александра  Трифоновича  Твардовского -- моего земляка,  с  которым  меня  свела  судьба  лет  двадцать  назад.  Творчество Твардовского мне близко душевно".

        Такая  краткость  Твардовского  никак  не  обидела.  Интервью  он  наше прочитал  и  похвалил, но  высказал  огорчение,  что  в  числе  друзей  Иван Сергеевич  назвал его после  Федина.  Твардовский считал,  что он поближе  к Ивану Сергеевичу, чем Федин.

        В доме  Ивана Сергеевича  единственный  раз  в  жизни 

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту