Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

92

Шергина.

        Странно об этом рассказывать, но  к этому  времени у Бориса Викторовича тоже плохо стало с глазами, он почти потерял зрение.

        Иван Сергеевич  никогда  не  был знаком  с Шергиным, но  они знали друг друга по  книгам  и  любили.  Через  меня  они  договаривались  встретиться, познакомиться, поговорить друг с другом, но как-то все не получалось.

        Передавать их приветы друг другу -- это было мое счастье.

        Вскоре после смерти Ивана Сергеевича угасла  и Лидия Ивановна. Я  ее не видел без него. Так и Ивана Сергеевича не видел я без нее. В моем сердце они вместе.

        Не так давно  -- не  в  прошлом  ли  году?  -- поздней ночью  шел я  по Скатертному  переулку.  Вот  и  дом, в котором живет -- да жива ли? -- Лидия Васильевна Прозорова.

        Какой удивительный на двери ее звонок  -- бронзовая рука: поверни ее -- и бронзовый звонок в квартире у Прозоровой.

        Поздние прохожие обгоняли меня и спешили навстречу. Вот еще одна фигура -- длинное пальто, вязаный берет.

        -- Лидия Васильевна, вы ли?

        -- Господи, я вас не узнала.

        -- Лидия Васильевна, я вас сейчас вспоминал.

        -- А вы-то как?

        -- Вот бы снова вместе поработать.

        Недолго постояли мы,  вспомнили Павла Григорьевича, Бориса Викторовича, Ивана Сергеевича, поцеловались на прощанье.

        1981 --------

          * Клеенка *

        Осенью, в конце октября, к нам в магазин привезли клеенку.

        Продавец  Петр  Максимыч, как получил товар, сразу  запер  магазин, и в щели между ставен не было видно, что он делает.

        --    Клеенку,  наверное,  меряет,--  толковал  дядя  Зуй,  усевшись  на ступеньке.-- Он вначале ее всю перемеряет, сколько в ней метров-сантиметров, а потом продавать станет... Постой, куда, Мирониха, лезешь? Я первый стою.

        -- Кто первый? -- возмутилась Мирониха,  подлезая  к сам  двери.--  Это ты-то первый?  А я три  часа у  магазина стою,  ножки обтоптала! Он  первый! Слезай отсюда!

        -- Чего? -- не сдавался дядя Зуй.-- Чего ты сказала? Повтори!

        -- Видали первого? -- повторяла Мирониха.-- А ну слезай отсюда, первый!

        -- Ну ладно, пускай я второй! Пускай второй, согласен.

        -- Что ты, батюшка,-- сказала тетка Ксеня,-- за Миронихой я стою.

        -- Эх, да что же вы,-- огорчился дядя Зуй,-- пустите хоть третьим!

        Но и третьим его не пускали, пришлось становиться последним, за Колькой Дрождевым.

        --  Слышь, Колька  Дрождев,-- спрашивал  дядя Зуй,--  не  видал,  какая клеенка? Чего на ней нарисовано: ягодки или цветочки?

        -- Может, и ягодки,-- задумчиво сказал Колька Дрождев, механизатор,-- а я не видал.

        -- Хорошо бы ягодки. Верно, Коля?

        -- Это  смотря  какие ягодки,--  мрачно сказал  Колька Дрождев,--  если чернички или  бруснички -- это бы хорошо. А то  нарисуют волчию -- вот будет ягодка!

        -- Надо бы с цветочками,-- сказала тетка Ксеня,-- чтоб на столе красота была.

        Тут все  женщины, что  стояли на  крыльце, стали  вздыхать, желая, чтоб клеенка была с цветочками.

        --  А  то  бывают  клеенки  с грибами,--  снова  мрачно  сказал  Колька Дрождев,-- да еще какой гриб нарисуют. Рыжик или  опенок -- это бы хорошо, а то нарисуют валуев -- смотреть противно.

        -- Я и с валуями возьму,-- сказала

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту