Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

20

чуть глаз мне не выдрала, да и ваш проклятый негр меня за задницу ущипнул.

        – Как это?

        – А так. Только я достал из клетки эту кошку, он и ущипнул. Он мне ещё гремучую змею показал. Скроил такую рожу – точьвточь гремучая змея.

        – Джим! – вскричал японец. – Эй, Джим!

        – Всё в порядке, сэр! – отвечал Джим, вбегая в подвал. – Всё в порядке, не беспокойтесь, сэр! Она уцелела! Я его как раз вовремя за задницу ущипнул.

       

       

Глава 22 Отсутствие печеночного запаха

       

        Оказавшись на свободе, Шамайка первым делом побежала разыскивать свой ящик изпод сухарей. Но ящика этого на свете уже не было. Он давно сгорел в подвальной печурке.

        Шамайка слонялась по трущобам, шарила по помойкам – в общем, жизнь её постепенно вошла в своё русло. В сущности, всё было в порядке, но всётаки чегото не хватало. Не было друга и даже никакого намёка, что друг этот может объявиться. Уплыл бык Брэдбери, пропали котята, погиб пират. Но не с рыжим же дружить Крисом, не завязывать же отношений с полубульдогом! Кстати, полубульдог в последнее время бессовестно шлялся где придётся. Господин Утуулин махнул на него рукой и навеки спустил с цепи. И несколько уже раз неполный бульдог загонял Шамайку на дерево.

        Одиночество, глубокое одиночество охватило кошачью душу, внутренний холод. А ведь с внутренним холодом на душе трудно жить даже и кошке в трущобах.

        Но есть очень хотелось: душа душой, а селёдочная головка тоже на дороге не валяется. Искать надо. И Шамайка шарила по дорогам в поисках селёдочной головки.

        Однажды услыхала она знакомый призыв: – Мяуco! Мяуco! Мяусо!

        И она побежала на этот зов, от которого за версту разило варёной печёнкой.

        Но вот тут и получилась загвоздка. Дело в том, что печёнкойто не разило. Никак не разило, не было печёночного запаха. Шамайка насторожилась. Но не удержалась и выглянула всётаки из подворотни.

        «Чёрт их разберёт, – думала она, – может быть, теперь делают такую печёнку, без запаха?»

        Она увидела человека, который вёз тележку и кричал:

        – Мяусо! Мяусо!

        А ещё два других человека шли по сторонам переулка, как прохожие. У одного в руках был длинный крюкбагор, у другого – сеть на палке, вроде сачка. А уж в тележке не было никакого мяса, на ней стояла клетка из грубых, необструганных сколоченных брусков. И как только кошка выскакивала на знакомый призыв, она тут же попадала в сеть или на крючок тёмных личностей. Да, это были очень и очень тёмные личности, и вышли они на промысел рано утром, в тумане, когда хозяева кошек ещё спали. За полчаса они наловили больше десятка кошек, трущобных и хозяйских. И белая Молли, и рыжий Крис, и даже дурацкий полубульдог попали в клетку.

   

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту