Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

22

ли не насмерть. Он замер в полном смысле этого слова, он окостенел, а негр так ударил его кулаком в челюсть, что дураккошколов упал на землю и уполз кудато глубоко в трущобы. Джим выпутал из сети Шамайку и внёс в подвал.

        – От этой кошки нам никогда не избавиться, – задумчиво сказал японец, оглядев Шамайку. – В ней, конечно, заключены доллары. Но кошачьи меха себя не оправдали, на одних рыбьих жмыхах можно разориться. Но коечто мне всётаки приходит в голову. Готовька, Джим, варево из жира гремучих змей, надо её снова отмыть.

        – Что это ещё пришло в твою японскую голову? – ворчала всклокоченная Лиззи. – Боже! Как я глупа! Зачем не приняла предложение господина Тоорстейна?

        – Я скажу только одно слово, – с намёком шепнул японец. – А ты слушай, как это слово звучит. Вот как: «Никербокеры!»

        – Никербокеры? Ты шутишь. Вначале купи себе приличные штаны, а уж потом говори «Никербокеры». Никербокеры тебя и на порог не пустят.

        – А я и не пойду к ним на порог. Пошлю вместо себя Джима. А костюм возьмём напрокат. Но это не главное. Главное – имя и родословная.

        – Нужно чтонибудь королевское, – сказала Лиззи. – Ничем так не проймёшь Никербокеров, как чемлибо королевским.

        – Свежие мозги! О, свежие мозги! – закричал японец, хлопая Лиззи по спине. – Что ты скажешь, например, о королевской Вильгельмине? Или ещё лучше – королевская Изабелла?

        – Это вино такое есть, «Изабелла», – заметил Джим.

        – Помолчи, глуповатый негроид, – ласково сказал японец. – И прекрати думать о вине.

        – Ладно, не буду, сэр.

        – Послушай, Джимми, а как звали остров, где ты родился? – Остров Аналостан был моей родиной, сэр!

        – Здорово! Королевская Аналостанка, чёрт возьми! Единственная Королевская Аналостанка на свете с родословной! Умора!

        И японец принялся хихикать и хохотать.

        – Королевская Аналостанка, – повторила Лиззи. – Ну и словечко! Язык свернёшь.

       

       

Глава 23 Жемчужина

       

        Море экипажей, реки цилиндров, озёра шляпок и туалетов, дамы и кони, негры и господа окружили один из богатых особняков на Пятой авеню, а может, и на какой другой улице города. Всё это шумело, ржало, смеялось, кричало, ругалось и пробивалось к двери, у входа в которую стояли швейцары и полицейские.

        Господин японец Мали с трудом продвигался к особняку, размахивая пригласительным билетом. Как ни старался японец отгладить брюки, вид у него всётаки был никудышный. В этой пёстрой толпе он торчал, как булыжник в асфальте. Некоторые швейцары толкали его локтями, а одна дама заметила:

        – От вас пахнет канарейками.

        Удивляясь точности её обоняния, японец читал афишу:

        ВЫСТАВКА ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

        г. Никкербокер

        По персидским

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту