Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

23

коврам, по бразильским паласам двигались нарядные зрители и знатоки кошек. А за бархатными мадагаскарскими занавесками стояли клетки – латунные и золотые, а уж в этих клетках сидели кошки. Все с бантами! «Все с бантами!» – потрясённо думал японец Мали.

        – Ах, какой ус у этого котасибиряка! – восклицали знатоки. – Какой хвост! Это не хвост, а царственное опахало!

        – Посмотрите на это пушистое чудо! Гляньте на это сиамское диво!

        У некоторых котов на хвосты были нанизаны золотые кольца, другие коты в бархатных жилетах валялись на шёлковых подушках, как джентльмены, напившиеся виски.

        – Уимблдон! Уимблдон! – послышались вопли, и японец Мали протиснулся к клетке, в которой сидел клетчатый котяра.

        Дьявольски ухмыляясь, он махал когтистою лапой и попадал ей иногда по теннисному мячику, который был привешен на верёвочке. От удара мяч перелетал через сеточку в другую половину клетки. А уж там встречал его другой котяра, полосатый, который с рёвом кидался на мяч, как лис на куропатку.

        «ЧТО НАША ЖИЗНЬ – написано было над клеткой. – СПЛОШНОЙ УИМБЛДОН!»

        Вообще надписей на клетках хватало, и японец кидался то к «Ангорской жеманнице», где в клетке белая кошечка умывалась перед зеркалом, то к «Биржевому воротиле» – коту, который лениво ел ветчину на коврике, состряпанном из долларовых бумажек. Конечно, всем ясно было, что Никербокеры расстарались.

        – Какой богатый кошачий материал! – восклицали многие знатоки. – Ну взять хотя бы «Палача»!

        Действительно, среди разных «Уимблдонов» и «Сиамских див» был и кот по прозвищу Палач. В клетке вместе с котом сидела мышка, которую котпалач лениво и замедленно терзал. Некоторые девушки падали в обморок, и швейцар укладывал их на специальные кушетки, над которыми было написано: «Для обмороков». Рядом с такой кушеткой стоял и столик с прохладительными напитками, соками и виски, и японец хотел было грохнуться в обморок, но сообразил, что его на кушетку никто не потащит.

        Толпа валила и валила по бразильским паласам, и вместе с нею продвигался японец Мали. Наконец он наткнулся на новый кордон полицейских. Чтобы пройти за этот кордон, ну– жен был дополнительный билет, коего у японца, конечно, не было. Сюда, за бархатный канат, проходили только избранные и очень богатые люди, которым всётаки тоже приходи– лось показывать особый билет. Японец пошарил в кармане и нашёл серебряный доллар. Зажав его в кулаке, он принялся вертеться возле бархатных верёвок.

        – Ну, ты чего тут вертишься? – спросил наконец полисмен.

        – Я бы хотел попасть туда, сэр.

        – Туда нельзя, – лениво ответил бобби. – Там – жемчужина. Сопрёшь ещё, чего доброго.

        – Да нет, не сопру. Мне бы только глянуть, я вообщето

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту