Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

26

        – Ладно, – сказал японец. – Это наша первая счастливая сделка, будут и более выгодные. В другой раз продадим кошку за тыщу.

        – Не знаю, не знаю, – покачал головою Джим. – Весьма сомневаюсь, уважаемый сэр. Где вы еще возьмёте такую Шамайку? Такие кошки рождаются редко. Очень редко, сэр.

        – Кто же её всётаки купила.

        – Богатые люди, сэр. С Пятой авеню. Хозяйку называют графиней.

        – Пошли, – сказал японец, вставая. – Пошли поглядим, где живёт теперь Королевская Аналостанка.

        Они долго шли по городу и попали в богатый квартал. Стояли, стояли у решётчатой ограды и смотрели на дом с белыми башенками, на освещённые окна. За спиной у них громыхали машины и экипажи. А один человек остановился, внимательно разглядывая негра и японца. Я точно не знаю, кто это был, но возможно, господин Эрнест СетонТомпсон. А они всё ждали, что кошка покажется в окне, да только чужие богатые тени мелькали на кружевах занавесок.

        – Вон! – закричал Джим. – Вон она!

        И они увидели, как мелькнула за оконной кисеей изогнутая кошачья тень. Их маленькая тень.

       

       

Глава 25 Новое правое рваное ухо

       

        Графиня Блонская, которая купила Шамайку, была большая любительница редких животных. В её роскошном доме жили канарейки, но это были очень и очень особенные канарейки, канареечки с вывертом.

        Графиня говорила так:

        – Если у меня будут жить золотые рыбки в аквариуме, то это не будут простые золотые рыбки в простом аквариуме. У меня уж и аквариум и рыбки будут с вывертом.

        И она вправду привезла рыбок от китайского императора, который был с вывертом. А выверт заключался в том, что император уже императором не был, но был! И рыбки все были выверчены в разные стороны, и одна из них, фиолетового цвета, умела высунуть из воды физиономию и сказать слово «хлопок».

        Это было единственное слово, которое она могла молвить, – «хлопок», но в этом заключался преизряднейший выверт.

        И аквариум, конечно, был с вывертом, но тут выверт был в другом.

        Этот аквариум делал русский мастер Ваня Коровочкин, который прежде никаких аквариумов не делал.

        – Жизнь пресна, – говорила графиня. – Всё так однообразно и безобразно, что её просто хочется вывернуть. Без выверта пусть будут только доллары.

        Кроме рыбок и канареек, жил у графини сенбернар Стэнли, которого очень трудно было отличить от телёнка, который тоже тут жил и убивал каждого зрителя своим бешеным сходством с сенбернаром. Когда они паслись рядышком в саду и сенбернар жевал петрушку, телёнок зверски рычал на прохожих.

        Короче, весь дом и всё хозяйство графини было с вывертом и вверх дном. В этот вывороченный дом вливал свою струю и сын графини – ушастый Виктор.

        – Мути!

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту