Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

4

беленькой собачонке.

        Боря бледнел, звонил по-английски,  а  я  присматривался  к  собачонке, которая внезапно получила наименование Милорд.

        Я  всю  жизнь  терпеть  не  мог  маленьких  беленьких  собачонок.  И  в особенности тех, у которых были такие розовые глазки, принакрытые бровками.

        Розовые, розовые, розовые глазки!

        Из-за вас

        в который раз

        хожу на перевязки.

        Я не понимал, как можно ходить на перевязки из-за такой чепухи.

        Беленьких собачонок с розовыми глазками я не считал собаками. Для  меня это были бегающие шампиньончики.

        Я  питал  страсть к гончим псам, к благородным сеттерам -- ирландским и гордонам, я уважал дратхааров, преклонялся перед западносибирской лайкой.

        Впрочем, Милорд не был таким уж маленьким и беленьким. Его нельзя  было назвать шампиньончиком.

        Для  фокстерьера  у него был хороший рост, а белую его рубашку украшали черные и коричневые пятна. Одно ухо -- черное, а  вокруг  глаза  расширялось коричневое  очко,  симпатично сползающее к носу. И никаких розовых глазок -- осмысленные, карие, с золотинкой.

        И все-таки для моих широких собачьих воззрений Милорд был мелковат. Его можно было назвать словом "кобелек", и это меня огорчало.  Чего  уж  там  -- "кобелек", надо бы -- "кобель".

        Боря,  братик  мой дорогой, по телефону гаворил на английском языке для секретности обстановки. Но мне ясно было, что говорит он со своей  воздушной невестой,  которая  этот  язык понимает, а мне надо пока обождать. И я ждал, размышляя, совпадает  ли  Милорд  с  широтой  моих  собачьих  воззрений?  Не шампиньончик  ли он? Все-таки я приходил к выводу, что он хоть и кобелек, но не шампиньончик.

        Странно все-таки это получилось, что у меня объявился Милорд.

        Мое    беспардонное    "пцу-пцу"    почему-то    показалось      ему      столь замечательным,  что  он,  не раздумывая, бросился в воду. Не обещал ли я ему чего-нибудь лишнего, когда исторгал этот немыслимый звук?

        Но что, собственно, обещает собаке человек, когда произносит "пцу-пцу"? Да ровно ничего, кроме сухарика и легкого  потрепывания  за  ухо.  И  Милорд получил  это  сразу  же,  в  лодке.  На  всякий  случай он побежал за мной к автобусу, ожидая, не перепадет ли ему еще чего-нибудь.

        И ему перепало второе "пцу-пцу", решающее. И он ринулся в автобус.

        Он выбрал меня, он порвал с прошлым. И я принял его.

        Судьба точным движением свела нас в одной точке.

        Самое же удивительное  было  то,  что  отец  сказал  "сам".  Это  слово подтверждало точное движение судьбы. Она свела нас в одной точке в тот самый момент,  когда  Милорду  был  нужен  я, мне -- он и когда отец не мог ничего возразить.

        Судьба точным движением

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту