Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

мной и уличной шпаной.

        Голова  и  ботинок  --  вот предметы, которые я предоставил Милорду, но частично голова  моя  была  занята  и  другими  предметами.  Я  готовился  в институт.

        Все  в  нашем  дворе,  конечно, понимали, что в институт мне в жизни не поступить. Понимал это я, понимал. это и брат мой  Боря,  понимали  школьные учителя,  разве  только  Милорд  ничего  не  понимал. Но, пожалуй, даже и он догадывался,  что  человек,  который    носит    на    голове    гладкошерстного фокстерьера, вряд ли поступит в педагогический институт.

        Но  жил  на  свете Владимир Николаевич Протопопов,, который не понимал, что я не поступлю. Он понимал, что я поступлю, и мне было неловко знать, что я провалюсь и подведу Владимира Николаевича Протопопова.

        Владимир  Николаевич  был  великий  учитель.  Преврлтить  двоечника    в троечника для него было пара пустяков. Один только вид Владимира Николаевича --  его  яростная  борода  и  пронзительный  взгляд  --  мгновенно превращал двоечника в троечника.

        Когда же Протопопов  открывал  рот  и  слышались  неумолимые.  раскаты, новообретенному  троечнику  ничего  в  жизни  не оставалось, кроме последней мучительиой попытки превращения в четверочника.

        -- А дальше уже от бога, -- решал обычно Владимир Николаевич.

        Брат  мой  Боря,    тяжелейший    в    те    времена    двоечник-рецидивист, рассказывал,  как Владимир Николаевич Протопопов впервые вошел к ним в класс поздней осенью сорок шестого года.

        Дверь их класса вначале сама по себе затряслась.

        Она тряслась от волнения и невроза. Она чувствовала, что к  ней  кто-то приближается,  а  кто  -- не понимала. У нее дрожали зубы, ее бил озноб, и с грохотом наконец дверь распахнулась.

        Мохнатейшая шапка-ушанка, надвинутая на  самые  брови,  из-под  которых блистали  пронзительные  стальные  глаза,  возникла  в  двери  --  и  явился Протопопов.

        Он был, как я уже подчеркивал, в шапке, а на  правом  его  плече  висел рюкзак.  Кроме того, он был в черном костюме и в галстуке, но именно шапка и рюкзак вспоминались впоследствии, а галстук и костюм позабылись.

        Стремительным и  благородным  каким-то  полушагом-полупрыжком  Владимир Николаевич достиг учительского стола и грозно провещился:

        Как с древа сорвался предатель ученик...

        Ученики,    которые    успели    встать,  что6  поприветствовать  учителя, остолбенели у парт своих, те же, что встать не  успели,  так  и.  замерли  в полусидячем-полустоячем положении.

        Владимир  Николаевич  между  тем  впал в тяжелейшую паузу. В глазах его было предельное внимание. Он явно следил, как срывается  ученик-предатель  с воображаемого древа и летит в бездну.

        Бездна  эта  была  бездонна,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту