Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

возле  которого можно    двигаться  всю  жизнь,  а  ботинок  этот  удвигался  каждое  утро  в педагогический институт.

        В первое воскресенье октября я повез его в лес, на охоту.

        Была тогда странная осень.

        Золото, которое давно должно было охватить лес, отчего-то запоздало  -- ни  золотинки  не виднелось в березняках, ни красной крапинки в осинах. Сами березовые листья как-то неправ@льно и стыдливо  шевелились  под  ветром.  Им неловко  было,  что  они еще такие зеленые, такие молодые, а давно уж должнн были озолотеть.

        Я шел вдоль болотистого ручья, медленко постигая берега его.

        Я ждал уток, и они взлетали  порой,  и  первым  подымался  селезень,  а следом  -- утка, и только потом, в небе, они перестраивались иначе -- перрой шла уткв, а за нею -- селезень. Впрочем, осенью  всегда  трудно  рамбраться, где  утка,  где  селезень,  не  видно  немыслимо-зеленой весенней еелезневой головы, только по взлету и полету можно догадаться.

        Странная была тогда осень. Утки отчего-то разбились  на  пары,  а  надо было им собираться в стаи и улетать на юг.

        Утки,  разбившиеся  на  пары, и листья, которые не желали золотеть, изо всех сил затягивали лето.

        Я иногда стрелял. Милорд при  звуках  выстрелов  выскакивал  высоко  из травы,  выглядывая  ултающую  добычу.  Он  не  понимал меня и моей стрельбы, потому что в душе не был, конечно, утятником.  Его  тянуло  в  лес.  Мне  же хотелось  подбить  утку,  чтоб  Милорд  понял  в  конце  концов,  что не зря поклонялся моим сапогам и ботинкам.

        Было любопытно, как он поведет себя, когда я подобыо  утку.  Сообразит. что ее нужно подать из воды. или нет? Я был уверен, что сообоазит.

        Наконец  какой-то  селезень  зазевался.  Он  только  еще  начал хлойать крыльями, чтоб подняться с воды, как я врезал дробью ему  под  крыло.  Утка, скрежеща крыльями, ушла.

        Селезень  бил  крылом по воде совсем неподалеку, надо было йерепрыгнуть ручей, чтобы достать его. В азарте я позабыл, что решил  поручить  это  дело Милорду, и прыгнул.

        Я  прыгнул  с  трясинистого  берега,  и  нога,  которой  я оттолкнулся, призавязла немного, трясина прихватила сапог, сняла его с ноги наполовину, и пока я перелетал с берега на берег,  сапог  отпал  с  моей  ноги  и  упал  в неприятную ржавую жижу.

        Очутивыись  на другом берегу, я не сразу сообразил, что делать: спасать сапог или бежать к селезню, который все еще бил крылом по воде.

        Милорд сообразил сразу.  Он  кинулся  в  ржавую  жижу,  схватил  сапог, вытащил  на берег и уложил точно у правой ноги, на которую сапог приходился. Потом пробежал по берегу, быстро достал селезня и  положил  к  левой  обутой ноге.

        А к полудню попали мы в лес -- настоящий

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту