Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

18

всегда, опустил я на пол босые  ноги,  и  Милорд тут же лизнул меня в пятку.

        "Слава Богу, -- подумал я. -- Не успела укусить".

        Я  пошел  умываться,  и  Милорд  двинулся  за  мной.  Он  полз по полу, перебирая передними лапами. Задние отнялись.

        От Красных ворот, которые стояли над нашим домом, я бежал по Садовой  к Земляному валу. Милорда я держал на руках, он лизал меня в подбородок.

        -- Держите его крепче, -- сказал ветеринар. -- Зажмите пасть.

        Я  прижал  Милорда к клеенчатому столу, сжал изо всех сил пасть, и врач всадил ему в живот тупую иглу.

        А мама моя названивала в ветеринарную академию, но никак не могла найти человека, который знал бы, как лечить фокстерьеров от укусов гадюк. Наконец, нашелся человек, который рекомендовал марганцевые ванны.

        Каждое утро Милорд выползал из-под моей кровати и отправлялся на поиски мамы. Он жалобно скулил, умоляя сделать ему очередную марганцевую ванну.

        А я двадцать дней подряд бегал с ним по Садовой к ветеринару. Уколы эти были ужасны, игла тупа. С трудом удерживлл я Милорда.

        Ванны и уколы  помогли.  Лапы  постепенно  начинали  двигаться.  Вскоре Милорд  уже  кое-как  ковылял,  потом  скованно припрыгивал и в конце концов бегал нормально. Все вроде бы пошло по-старому, изменилось одно: он не лизал меня утром в пятку, перестал двигаться рядом с моим ботинком.

        Я превратился просто в хозяина собаки, в человека, у которого проживает гладкошерстный фокстерьер.

        Я переживал ужасно. Я понимал, что все  пройдет  и  когданибудь  Милорд позабудет  ту чудовищную боль от ветеринарной иглы. А Милорд боялся меня. Он думпл, что я вдруг схвачу его и снова потащу на укол.

        Да, странная была тогда осень. Деревья в Москве облетели только в конце октября. Двор наш весь был засыпан  листьями  ясеня,  тополя,  американского клена.

        Дворничиха тетя Наташа сметала листья метлой в огромные кучи, и Милорду нравилось залезать в эти кучи листьев. Ему казалось, что там кто-то шуршит.

        Он  разгребал листья лапами, фыркал, рычал, кидался в охристую глубину. Но листья, конечно, шуршали от старости, никого в себе не тая.

        Я тоже делал вид, что там кто-то есть, и вместе с Милордом  накидывался на кучи листьев, разгребал их, разбрасывал в разные стороны.

        Иногда  я  нарочно  запрятывал  в  листья кусок сахару или сухарик, и в полном восторге мы находили его.

        Не знаю уж, что помогло --  время  или  листья,  но,  кажется,  листья. Однажды  я  опустил  с кровати на пол босые ноги и почувствовал -- пятку мою лизнули. Я так радовался в этот день, что хотел даже прогулять  институт,  и надо  было  бы  прогулять  и  уехать  с  Милордом  куда-нибудь  за город, на Москвуреку, в Уборы,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту