Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

23

в зеркало.

        -- Не надо больше. Я не стану есть. Мне кажется, я у когото ворую.

        -- Нина, что с тобой? Ты -- ненормальная? Бери и ешь, черт тебя подери! Ешь, когда угощают, и не порть мне игру на скрипке.

        -- Не надо мне больше. Хватит.

        Она встала из-за стола, пошла к  умывальнику,  который  висел  в  углу, заглянула  в  зеркало.  Кажется,  она  действительно проверяла, похожа ли на нельму.

        Я отложил нож, завернул остатки нельмы в  бумагу,  перевязал  бечевкой. Потом подошел к умывальнику, сполоснул пальцы и тоже заглянул в зеркало. Мое обветренное лицо вполне уместилось рядом с ее серебристыми глазами.

        -- Когда-то я скотину пас, -- сказал я и обнял ее.

        -- Да ты что, -- сказала она, -- мне же надо пол мыть.

        --  Это  все  не важно, -- объяснял я. -- Пол, огурцы, нельма... Что-то есть, конечно, важное, но что -- я сейчас забыл.

        -- Неужели забыл?  --  спрашивала  Нина,  прижимая  мои  руки  к  своей огромной белой груди. -- Конечно, помнишь... Храм на воде.

        ЧЕТВЕРТЫЙ ВЕНЕЦ

        Рассказ из дневника

        --  Сумасшедший  идет,  надо дверь запереть, -- сказала Алена, но дверь запереть не успела, и сумасшедший вошел в дом.

        Он был в болотных броднях-сапогах, в свитере, в шапке с помпоном.

        По морозу, по промозглости, которая была на улице, по ветру, дующему  с Онего,  --  сумасшедший  должен  быть пронзен и смертельно болен насквозь. И рваный свитер, и шапка, и помпон -- все было мокро на нем и обледенело. Лицо -- фиолетовое, белое и синее. Он, естественно, дрожал.

        Минуя Алену, окостеневшую у печки, он направился прямо ко мне.

        Я сидел у стола и рылся в своих  бумагах.  Делая  строгий  вид,  что  я безумно занят, я тем не менее встал, протянул ему руку и сказал:

        -- Юра.

        -- Женька, -- ответил сумасшедший и сжал мне ладонь.

        Я  сел  на  место. Сумасшедший стоял передо мной у стола. Разговор надо было как-то продолжать.

        -- Ну ты чего, замерз, что ли? -- сказал я.

        -- Да нет... разве это мороз? Вот через месяц начнется.

        -- Ты бы хоть плащ надел какой, а  то,  ей-богу...  пневмония...  тоже, знаешь...

        --  Плащ  у  меня  есть  там, в одном месте, -- и сумасшедший кивнул за окно. -- Да я мороза не боюсь. Я на медведя с  ножом.  Вот  с  этим!  Восемь медведей  взял.  У меня и ружье есть там. -- И он снова кивнул за окно, но в какое-то другое место. -- А вот пуль мало. Так что я с ножом.

        -- Ну что ж, -- сказал я. -- Нож -- это верное.

        Женька протянул мне нож --  широкий  и  мутный  какой-то  тесак.  Алена тревожно    глядела    от  печки.  Я  потрогал  пальцем  лезвие  и  отдал  нож сумасшедшему.

        -- Убери и никому не показывай, -- сказал я.

        Женька  послушно

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту