Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

27

Женька. -- Подумаешь, щели. Девятое  додавит.  Вот видишь,  рублю  четвертый  венец,  еще  бы  пять,  и  хорош. Шел бы ко мне в напарники. Мы бы с тобой и медведя нашли. Я с ножом, ты -- с ружьем.

        -- Пошел бы, да баба у меня в городе.

        -- А баба там пускай и живет, ты к ней в гости будешь ездить. Так  даже удобней. Многие эдак-то с бабой не живут, а в гости ходят.

        -- Не могу, Женька. Мне уезжать скоро.

        -- Когда скоро-то?

        -- Завтра.

        --  Эх,  жалко.  А  как  бы  хорошо  зимой  в избушке. На улице мороз в тридцать градусов, а у нас свет, тепло. Муки бы пуд --  так  можно  самим  и хлебы  печь.  А  ночью над лесом звезды да луна, а в избушке огонечек горит. Надо бы мне напарника.

        -- Ты торопись, Женька, -- серьезно сказал я. -- Скоро морозы, а у тебя только четвертый венец.

        -- Успею, парень. Темнело, я поспешил домой  и  попрощался  с  Женькой. Вышел  из леса и у ольхового куста не выдержал, наклонился, пошарил в траве. Интересно было, что он там прятал. Там лежал  заваленный  пожухшими  ветками оранжевый мотоциклетный шлем.

        --  При чем здесь, черт подери, мотоциклетный шлем? -- сказал Вадим. -- Кто прячет шлем в ольховый куст.  Зачем  шлем  без  мотоцикла?  Сумасшедший, конечно. У него, видно, повсюду вокруг избушки захоронки.

        -- Не вижу в мотоциклетном шлеме состава сумасшествия, -- сказал я.

        На  следующий  день  мы  уехали,  и  перед отъездом, разбирая продукты, наткнулся я на лишнюю пачку макарон. Хотел было отнести ее Женьке, да ведь и в Кондопоге были друзья, которым лишняя пачка макарон никак не повредит.

        По дороге мы все с Вадимоы спорили, есть состав сумасшествия или нет.

        -- Не вижу такого  состава,  --  рассказывал  я  друзьям  в  Кондопоге, которым пачка макарон и вправду не повредила. -- Помоему, он не сумасшедший, а просто неприспособленный к жизни человек, наивный романтик и доходяга.

        --  Это  ты  наивный  романтик  и  доходяга,  --  сказали мне друзья из Кондопоги. -- Какого размера сруб?

        -- Три на четыре.

        -- Это вовсе не охотничья избушка. Он рубит баню.

        -- Какую то есть баню?

        -- Обыкновенную. Рубит он рядом с  дорогой.  Верно?  Бревна  толком  не подгоняет.  А  как  только  срубит  да  выпадет  снег,  пригонит  машину  из Медвежьегорска, вывезет баньку и продаст. Вот и все дела. Так многие делают. А сумасшествие -- для отвода глаз.

        Меня поразила эта  неожиданная  логика,  выгнала  сомнение  и  жалость. Печальный  образ сумасшедшег. о в шапке с помпоном посреди кривого сруба под снегом и дождем поблек и пропал. Рубит баньку на продажу. Нет, куда ближе  и понятней  человек,  который  рубит  избушку,  чтоб  обогреться, вериувшись с охоты, чтоб хлебы

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту