Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

волосы,  и  я  узнал Генриэтту    Павловну.  С  нее,  кажется,  снимали  пальнто.  Через  минутку печальный господин с куклой вошли в зал и сразу  направились  к  заказанному столику.  Господин усадил куклу в кресло, и два официанта завертелись вокруг них.

        Зал  зашушукался,  заоглядывался,  некоторые    тыкали,    к    сожалению, пальцами.

        Кукла  сидела  ко  мне  спиной,  но  я видел, что она в черном вечернем платье. Сам же печальный господин -- в сером костюме и галстук имел  бабочку в горошек.

        Официанты,  конечно,  его  знали,  быстро  накрыли стол на две персоны, расставили приборы.

        Зал совершенно разволновался, какой-то  малопомятый  даже  подскочил  к столу с куклой, замахал рукавом, но официанты быстро вывели его из зала. Как видно,  дело  у  господина  с куклой было поставлено в "Ореанде" надежно. На волнения в зале он внимания не обращал, общался только с куклой, подливая ей понемногу в фужер минеральной воды.

        Загремел оркестр, столики ринулись танцевать, табачный дым, как остатки фейерверка, стелился над графинами. Гром оркестра и  дым  табаку  приглушили свет люстр. Человек с куклой сидели тихо-тихо, лица их и силуэты размылись в дыму,  и  мне  даже  казалось,  что  они оба детские куклы, и хозяин их спит где-то в дальней комнатке, а их позабыл за игрушечным столиком  на  взрослом разнузданном  пиру.  Я  долго  наблюдал  за ними и вдруг случайно встретился глазами с печальным господином. Как-то получилось через дым и гром. Щель что ли в дыму образовалась? Я кивнул в эту щель, и мне кивнули в ответ.

        -- Сильно чокнутый, -- шепнул бармен. --  Приехал  откудато  с  Севера. Только с куклой и ходит. Денег -- тьма!

        Расплатившись,  я  встал  и,  направляясь  к  выходу, слегка поклонился маленькому господину:

        -- Херес помог живописцу.

        -- А я боялся, что вы не заметите, -- улыбнулся  он.  --  Это  был  мой привет  Красной  Сосне.  Присядьте  на  минутку.  С Генриэттой Павловной вы, кажется, знакомы?

        -- Немного, -- сказал я и, усаживаясь рядом с куклой,  чуть  поклонился ей. -- Добрый вечер.

        Генриэтта Павловна потупилась.

        --  Она  у нас молчалива. Но, должен признаться, я не люблю, когда дамы кричат и хохочут, -- и он кивнул в сторону столика, за  которым  визгливо  и безнравственно всхахатывали.

        --  Молчание  --  не  порок,  -- согласился я. -- Сейчас слишком многие много говорят, а я не всегда и слушаю. Бывает, и пропускаю  что-нибудь  мимо ушей. Потом -- так неловко.

        -- Не обращайте внимания, -- посоветовал мне печальный господин. -- Уши наши вполне разумны, ничего важного они сами не пропустят.

        -- Вы знаете, я писал и черные березы, и синие осины, но только красная сосна получила

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту