Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

32

-- я шепну вам что-то, чтоб не слышала Ген-

        риэтта Павловна.

        Он пригнулся к столу.

        -- Я вам открою секрет. Вы очень удивитесь, только ни-

        кому не показывайте виду. Сидите спокойно, как сидели.

        Так вот, моя жена Генриэтта Павловна -- она кукла. Пони-

        маете?

        Беззвучно смеясь, он откинулся на спинку кресла. Он подми-

        гивал и кивал в сторону Генриэтты Павловны.

        -- Она-то думает, что она... а она уже кукла! Посидите с

        нею еще немного, она ведь не знает, что вы знаете. А я пойду

        приглашу эту толстуху.

        Тут он поморщился:

        -- Конечно, она дура и в подметки не годится Генриэтте Павловне. Может, не приглашать?

        --  Ерунда,  -- сказал почему-то я, совсем видно охересевши. -- Хочется -- приглашайте.

        Не знаю,  не  знаю,  зачем  я  так  сказал,  надо  было,  конечно,  его останавливать.  И  он,  пожалуй,  удивился.  Кажется, он ожидал, что я стану отговаривать.

        Нерешительно он было отошел от стола, но тут же вернулся.

        -- Стесняюсь почему-то, --сказал он, снова шагнул было и снова  как  бы вернулся.

        -- Обычно я не решаюсь оставить ее одну, а сегодня вы рядом. Поговорите с ней  о  чем-нибудь,  развлеките  немного. Только хересу ей не наливайте... боржоми. И он окончательно отошел от стола.

        Я подлил боржоми Генриэтте  Павловне,  нацедил  себе  хересу  и  сказал соседке:

        -- Ну вот мы и одни. Должен сказать, что вы мне тоже сразу понравились.

        Генриэтта  Павловна  смущенно  стала  сползать на пол, и я уже довольно бесцеремонно подхватил ее за талию и поплотнее усадил в кресло.

        -- Откровенный разговор,  --  продолжал  я,  --  все-таки  лучше  вести вдвоем.  Нет,  мне  нравится  ваш спутник. Очень милый и добрый, я это сразу понял. Дело не в хересе, но все-таки бутылка, подаренная сосне -- это  жест. Иной-то  прохожий  может  и  за  задницу,  простите, ущипнуть или ножичком в спину, а тут все-таки... Но главное не в этом... вот, к  примеру,  сейчас  я беседовал  с барменом, ну только буквально что... и каждое слово как будто в пустоту или в вату. Не люблю я вату... Вы  знаете,  я  уж  тут  подумал,  не пригласить  ли  мне  в  ресторан Красную Сосну. Это вы с вашим другом навели меня на такие мысли. Генриэтта Павловна изумительно молчала. Огромнейшие  ее ресницы  были  предельно  добродушны,  никакого  намека  на  темную мысль не мелькало на ее слегка подкрашенном лице. Чего я отказался с нею потанцевать?

        -- Тут зашел разговор о семейной жизни, --  продолжал  я,  склоняясь  к плечу  дамы.  --  Все-таки,  главное  --  понимание и, я бы сказал, ласковая терпимость. Именно  ласковая  терпимость  --  основа  долголетней  любви.  Я размахивал, кажется, немного руками,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту