Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

48

        -- Ну, пожалуйста,-- сказал Чуковский. По узкой снежной тропинке Корней Иванович уходил от меня, и я, догоняя, кричал ему в спину:

        Жили-были лилипуты.

        Почему-то меня это смешило, что я читаю в спину огромному Чуковскому, и я  орал весело. Но дальше лимонада все-таки  не двинулся  -- Чуковский вдруг остановился.  Перед  нами  стоял  на  тропе человек.  Это  был  изумительный писатель  Борис  Владимирович  Заходер.  Он  поклонился  Чуковскому.  Корней Иванович  поклонился  в  ответ.  Они    разговорились.    Я  стоял  за  спиной Чуковского, не зная, что делать с лилипутами.

        -- А вот смотрите-ка,-- сказал Корней  Иванович, оборачиваясь ко мне.-- Вот -- юный поэт. Он про лилипутов написал.

        -- Знаю,  знаю,--  сказал  Борис Владимирович.--  Добрый  день,  читал, читал.

        К чести Бориса Владимировича надо сказать, что в те времена он не читал ни одной моей строчки. Не печатали.

        Прогулка обрастала людьми.

        Вышли с тропы на широкую  расчищенную дорогу. Здесь оказалось несколько бородатых  литераторов с палками в  руках.  Среди них самым бородатым и, так сказать,  самым палкастым был Лев Зиновьевич  Копелев. Копелев приветственно замахал палкой, Корней Иванович махнул своей палкой в ответ.

        Скоро уже  небольшая толпа ходила вокруг Корней Ивановича, а сам Корней Иванович двигался то к  своему дому,  то к дому творчества писателей.  Я шел чуть сбоку, чуть сзади. Лилипуты откипели во мне.

        -- Ташкент!  --  громко  рассказывал  Корней  Иванович.--  Там  в  баню рвались,  как  на  концерт Шаляпина. Вставали  в очередь  за  семь часов  до открытия...

        -- Корней Иванович,-- прервал его кто-то,-- сегодня мороз. А ведь врачи вам запретили много говорить на морозе.

        -- Ну и что? -- сказал Чуковский.-- Я не вижу здесь врачей.

        -- Но все-таки... надо поберечься!

        --  Да ведь  и рассказать  кому-нибудь  надо!  Ну вас,  лучше я  дереву расскажу.

        Он  остановился и,  слегка поклонившись заваленной  снегом сосне, густо сказал:

        -- Слушай, Дерево!

        Сосна дрогнула. С веток ее посыпался сухой снег.

        Литераторы с палками отсеялись, разошлись, отпрощались.

        Мы  с Корней  Ивановичем остановились  у  крыльца  его дома. Здесь,  на деревянных столбах, наросли пуховые шапки снега.

        --  Вот смотрите,-- сказал он и поднял  палку.  Мне показалось,  что он сейчас ударит по снежной шапке, но он неожиданно ловко ткнул палкою в шапку.

        -- Это глаз,-- сказал он.-- А  вот и второй.--  И ткнул второй раз.-- А уж это рот, нос, ухо.

        Корней Иванович рисовал палкою и одновременно  палкою же лепил из снега неведомую рожу.  Все это напоминало  детскую  работу в  стиле "точка, точка, огуречик...", пока Корней

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту