Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

50

кого-то, ан нет -- ругает, вот поругал, ан нет -- похвалил.

        -- Пойдемте-ка обедать. Хотите есть?

        Есть я не хотел, но сказал:

        -- Хочу.

        Конечно, мне было не до еды.

        Но -- обед! Обед у Чуковского! Только дурак,  наверное, откажется. Но и трудно, неимоверно трудно мне было, друзья,  обедать у Чуковского, стеснялся я страшно.

        А дело, в сущности, простое -- бульон с пирожком.

        Не помню, к сожалению, ни вкуса бульона, ни начинку пирожка. Помню, что только и думал за столом -- на втором этаже,-- как бы тарелку не опрокинуть. Бульон    и  пирожок    съел    я  мгновенно,  чтоб    ликвидировать    опасность опрокидывания и спокойно посидеть, поглядеть на Корнея Ивановича.

        --  Наснимался валенков --  проголодался,-- заметил  Чуковский.-- Клара Израэлевна, дайте ему еще пирожок.

        Мне дали пирожок N 2. Я быстро его съел.

        --  Все  правильно,--  сказал  Корней  Иванович,-- два  валенка --  два пирожка. Может, хотите третий?

        -- Валенок, что ли?

        Корней  Иванович глянул  на меня.  Глянул  странно.  Можно  бы  сказать "зорко", но не совсем так. Он глядел на меня, как будто уже точно, наверняка знал, на что я способен и даже предвидел всю мою будущую судьбу, даже вот до этого момента, когда я через 20 лет напишу эти строчки.

        Я был чрезвычайно напряжен. Никогда в жизни я не ел бульон с писателем, да еще с Корнеем Чуковским. От напряжения  захотелось третьего пирожка,  и я уже открыл рот, чтоб попросить его, но тут Корней Иванович сказал:

        -- Так дочитайте же про лилипутов. Самое время. Бульон. Пирожки.

        Я  начал  читать. Сбивался.  На аллее  читалось  легче. Выслушав  меня, Корней Иванович доел бульон и сказал:

        -- Лучше быть юным поэтом, подающим надежды, чем старым, не оправдавшим их.

        К  Корней Ивановичу  пришла медицинская  сестра. Она  должна была взять кровь на анализ. Из пальца.

        Пока она  готовила пробирки и пальцеукалыватель, я показывал Чуковскому свои  рисунки.  Корней Иванович  хмыкал, кивал, иногда говорил:  "Ах вот оно что!"

        Медсестра прочистила пальцеукалыватель и всадила его тупую иглу в палец Чуковского. Корней Иванович не поморщился,  а  я  слегка содрогнулся.  Это у меня был жест сопереживания, инстинктивная помощь, дружеская поддержка.

        --  Вы,  кажется,  боитесь  крови?--  спросил  меня  Корней Иванович.-- По-моему, вы вздрогнули.

        -- Да  нет,--  сказал я.--  Просто не очень-то  приятно, когда в  палец тупой иглой тычут.

        Медсестра выдавливала кровь и размазывала ее по стеклянным дощечкам.

        -- Нельзя бояться крови,--  продолжал Корней Иванович.--  Кровь --  это естественно.  Смотрите,  как она выдавливает  мою  кровь,  поверьте, мне это безразлично.

     

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту