Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

55

меня  добро. Седые букли  придавали  ей  вид  женщины  из  старого  забытого альбома.-- Эта кошка --  настоящая муфта,-- рассказывала Лариса  Викторовна, пока я раздевался, а кошка терлась у ног,-- залезет  в  форточку,  как будто кто  муфтой заткнул. Коты орут,  а она смотрит из форточки -- кто там  есть, стоит ли выходить?

        Появилась из кухни  и Анна  Харитоновна, хозяйка дома,  дородная  и  -- сразу видно -- добродушная тетушка.

        -- Так с лета у меня и  остался,-- рассказывала она.-- Не  хочет один в Москве жить. А я говорю: живите, я и щей всегда наварю.

        -- Болеет Боря,-- поясняла Лариса Викторовна.--  Совсем не выходит.  Да вот подите к нему в кабинет.

        Борис  Викторович сидел на  кровати  в  комнате за печкой. Сухонький, с прекрасной белой бородой, он был все в том  же синем костюме, что и  прошлые годы.

        Необыкновенного, мне кажется, строя была голова Бориса Шергина. Гладкий лоб,  высоко восходящий, пристальные, увлажненные  слепотой  глаза,  и  уши, которые смело можно назвать немалыми. Они стояли чуть  не под прямым углом к голове,  и,  наверное,  в  детстве  архангельские  ребятишки  как-нибудь  уж дразнили его за  такие  уши.  Описывая  портрет  человека дорогого,  неловко писать про уши. Осмеливаюсь оттого, что они сообщали Шергину особый облик -- человека, чрезвычайно внимательно слушающего мир.

        Как-то  прошлым  летом  на  Рождественском  бульваре Лариса  Викторовна показывала мне фото молодого Шергина.

        -- Боренька здесь похож на Гауптмана,-- сказала она.-- Верно ведь?

        Я  согласился, хотя толком  и не помнил, как выглядит  Гауптман, и  мне вдруг очень захотелось  нарисовать  Шергина.  Я  тут  же  принялся за  дело, набросал несколько портретов. Один из них попросил подписать на память.

        Борис Викторович  портрета  не мог увидеть,  но  взял лист, положил  на стол,  подписал.  Соразмерить    подпись  с  изображением  не  удалось.    Она получилась в левом верхнем углу и затерялась среди бурных разводов.

        -- Ну что, Ляля? -- спросил он сестру.-- Получился рисунок? Или опять я на Гауптмана похож?

        -- Ты похож здесь на Николая-угодника.

        Лариса    Викторовна    ошиблась.    Облик    Бориса  Викторовича    Шергина действительно напоминал о русских святых  и  отшельниках,  но более всего он был похож на Сергия Радонежского.

        --  Сумерки!  Сумерки!  Сумерки!..  Времена темные.  Мы с  сестрой  все вспоминаем, как в Архангельске уже готовились в это время ряженые...

        В  хотьковском  "кабинете",  в  комнате  за  печкой,  Борис  Викторович рассказывал мне о  своей  нынешней жизни.  Я  рассказал о  поездке на  Белое озеро. Борис  Викторович был прекрасный  слушатель, не пропускал  ни  слова, заставлял

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту