Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

56

повторять, сокрушался,  что  реки  северные  замусорены  сплавом, смеялся иногда, как ребенок.

        -- А я  вот сижу как приколоченный,--  печально говорил  он.-- Да и вот Миша-то  не ходит, в больнице лежит... уж такой  мой душевный  собеседник... Сумерки!  Сумерки! Не успевает  рассветать --  и темно.  А глаза  как  чужие стали... только и вижу окна переплет. А о Москве и думать не хочу. Буду Мишу ждать.  Ночь  не  сплю,  жду, пока  рассвет,  вот  рамы обозначатся! Сколько вспоминается:  вдруг всплывают речи, вот женщина плачет, свои у  нее горечи, досады, плачет:

        Под угор слезу на камушек,

        Погляжу на Двину...

        В  комнате чувствовалось  приближение Нового  года.  На  столе в  банке стояла еловая  ветвь. А  кроме стола, кровати да  табурета  не  было мебели. Главным героем  комнаты было,  пожалуй,  окно. И сумерки  уже туманили  его, постукивали  под  ветром в  стекло облитые  ледяною  коркой  вишневые ветки, замороженные золотые шары оплетали прозрачный заборчик.

        --  А    еще    я  по    ночам  петухов  слушаю.  Неверные  здесь  петухи, инкубаторские. Они не понимают полуночи. Поют как попало.

        Тут  Борис Викторович стукнул кулаком по столу, сильно рассердившись на хотьковских петухов.

        Внезапно  и  Анна  Харитоновна  ворвалась  к  нам  в  "кабинет".    Она, оказывается, с кухни услыхала про петухов.

        --  А  ведь  кур надо вовремя загонять! --  возмущалась  она.--  Дурные петухи! Инкубаторские!

        -- Поют -- ничего не понимают,-- вставила с кухни и Лариса Викторовна.

        -- Как попало бродят!-- завершил Шергин.

        Тут я тоже возмутился поведением хотьковских петухов, изругал их на все корки, и  Анна  Харитоновна,  которая видела  меня  впервые, сделалась  мною довольна. Если ругает петухов инкубаторских, значит, свой человек.

        --  Вы,  Борис  Викторович,  ему    еще    про    колдунов    расскажите,-- доброжелательно сказала она.

        -- Каких колдунов?

        -- Наших колдунов, хотьковских.

        -- А что, здесь колдунов, что ли, много?

        -- Ужас просто,-- сказала Анна Харитоновна.-- Колдуют с утра до вечера.

        -- Много, много колдунов,--  с кухни заметила  и Лариса Викторовна,-- и очень  разные.  Могут болячку  наколдовать, на  корову порчу  напустить.  Но Бореньку  колдуны уважают.  Один обещал даже с  глазами помочь,  да  вот  не приходит.

        -- И на порог больше не пущу,-- сказала Анна Харитоновна.-- Болтун.

        --  Когда-то  еще  Сперанский  предполагал заняться колдунами,-- сказал Шергин.-- У нас в Архангельске, помню, был суд над колдуном, у которого злая сила  была. Я мальчишка был, гимназист, не вникал. А свидетелей  была  целая волость... Я-то был глупее теперешнего.

        Настал вечер. На кухне хлопотала

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту