Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

58

моя московская  жизнь, опыт моих бесед  с московскими рабочими, учащейся молодежью. Там  я упоминаю разных  своих  старинных друзей, пишу  и  о том,  как  сейчас  идет работа с молодежью,  борьба с  пьянством, с  хулиганством. Вспоминаю  в  этой книге и отцовых друзей -- моих  учителей. Это были кораблестроители и  мореходцы, но какие воспитатели! Они ведь  имели дело с  дружинами,  с бригадами молодежи. Сборные дружины, сбродные, а умели обходиться без боя, без драки.

        Второушин Конон  Иванович, по прозвищу  Тевтон,-- вот  был воспитатель! Директор технического училища  в Архангельске  спрашивает Конона  Ивановича: "Какие  у  тебя  педагогические приемы!  Какие методы?" А  Тевтон  отвечает: "Какие методы? Когда я их воспитываю? За день ребята наработаются, а вечером повалом  лягут  в  избе,  а я  лягу  на лавке, и тогда начинается беседа.  Я говорю, а они  один за другим начинают засыпать. Я  соберу  портянки, мокрые валенки и рукавицы, все это положу на печку сушить, а сам писать сяду. Так и воспитываю... Душевное слово -- главное в воспитании".

        Из "кабинета" за печкой мы постепенно перебрались  в гостиную, где  был накрыт стол.  Собрались  и  друзья -- хотьковские соседи,  среди  них  были, назову точно. Надежда Сергеевна Козлова  и Зинаида Яковлевна Ракова, которые здравствуют и поныне и живут все там же, над речкой Пажей.

        Анна Харитоновна была подлинной хозяйкой стола. Самые  разные грибочки, пироги  да варенья украшали  стол,  только  не было на  нем ничего  редкого, магазинного. Руки  у Анны Харитоновны были добрые, округлые, те  самые руки, которые вспоминаются каждому из нас, ведь у каждого в жизни, хоть ненадолго, была своя Анна Харитоновна.

        --  Анна Харитоновна прекрасно плакать  умеет,-- вполголоса рассказывал мне Борис  Викторович.-- Вот о моем покойном брате плакала... Сейчас-то уж у нее сил нет...

        В  этот  вечер  Анна  Харитоновна плакать  не  собиралась, она сияла, и хлопотала, меня закормила пирогами и студнями, и сил у нее много было, я это видел и радовался.

        -- Спели бы, что ли,-- попросил я.

        --  Да не знаю -- что?  -- засомневалась Анна Харитоновна.  Лицо  у нее было удивительно доброе и будто вытесано, прошу прощенья, топором.

        -- У Анны  Харитоновны  сейчас не  поймешь  и  какой голос,--  заметила Лариса Викторовна,-- то ли "бас профундо", то ли "меццо кухаркино".

        -- У нас девушки такими голосами поют: высоко-высоко, до неба доходит.

        --  Наших девок,--  горделиво  сказал  Борис  Викторович,--  никому  не перевизжать.

        Анна Харитоновна  запела "Меж высоких хлебов  затерялось...", и соседки подхватили,  только мы  с Борисом Викторовичем  слушали.  Начались  и другие песни, мне неизвестные,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту