Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

64

переулка  на Рождественский  бульвар,  шкаф  не сумели вытащить на улицу, взяли  с  собой только филенки.

        К тому моменту, когда я подружился с Борисом Викторовичем, филенки были уже    сильно  замыты.  Кто-то,  не  знаю,  сестра  или  племянник,  когда-то постарались  промыть  их от  пыли да  смыли  часть живописи.  Надо  было  им прочесть    вовремя  у  Шергина    "Устюжского  мещанина  Василия  Феоктистова Вопиящина краткое жизнеописание":  "Но  молодые бабы суть лютой враг писаной утвари.  Они  где  увидят  живописный  стол,  сундук    или  ставень,  тотчас набрасываются с кипящим щелоком, с железной мочалкой, с дресвой, с песком. И драят наше  письмо  лютее,  нежели матрос пароходную  палубу.  Но  любее нам толковать о художествах, а не о молодых бабах".

        Единым взмахом  кисти, смело,  артистично  были написаны эти  волшебные филенки. На одной изображен был корабль под парусами, плывущий в волнах и  в цветах. Матросы в красных кафтанах, румяные да усатые,  браво глядели вдаль, правили "в  голомя",  в  открытое  море.  А  на  другой филенке  -- любезная парочка,  франт и франтиха,  окруженные дивными  цветами. Он  -- в  шляпе, в зеленом  сюртуке  и  в  парике  времен Моцарта протягивает  ей  запечатанный конверт с любовным  посланием. Она -- в розовом  платье, на плечах  какие-то сногсшибательные пуфы вроде фонарей и юбка, возможно, а-ля помпадур.

        Понимаю,  что  пересказ живописного  сюжета не великая похвала картине, смею, однако, сказать,  что  Борис Викторович живописец был настоящий. В его росписях видна драгоценная школа народной северной русской живописи.

        Филенок было четыре, я описал две. Эти две хранятся сейчас у меня. Хочу сказать здесь, что  готов передать  эти филенки  в любой  музей, который  не станет держать  их  в подвалах,  а покажет  зрителю. Лучше бы всего в  музей Шергина, все равно где -- в Москве, в Архангельске или в Хотькове.

        Конечно,  Борис Викторович  расписывал не только  шкафы, печи,  прялки, блюда, ложки, туеса. Писал он изредка  иконы, как правило, в подарок дорогим друзьям. Одна  из таких икон -- "Новгородские чудотворцы" -- хранится сейчас в собрании художника Иллариона Голицына.

        Нынешние    художники-профессионалы,    как    правило,    к  "писательской живописи"  относятся  снисходительно,  считают  нас,  грешных,  "малярешками самыми  немудрыми". А вот ведь, друзья, Борис-то Викторович Шергин не только кистью владел,  а  и технику живописи  знал так  глубоко, как  и  сейчас  не каждому ведомо.  Надеюсь, кому-то из художников попадут в  руки эти записки. Им любопытно будет прочесть такой  рецепт  приготовления доски  под живопись яичной  темперой,  взятый  из  того же  "Вопиящина": "У стоящей работы

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту